Поиск по сайту:
Новости / О компании / Прикладные научные исследования / Консультационно-разъяснительная работа / Анализ и обобщение судебной практики /
 
Налоговое законодательство
 
Гражданское законодательство
 
Правоотношения в сфере внешнеэкономической деятельности
 
Государственный заказ
 
Бухгалтерский учет
 
Трудовые отношения
 
Законодательство о страховых взносах
 
Административная ответственность
 
Процесс
 
Архив
 
Карта сайта
 

Договоры

Вопрос.  
     Между управляющей организацией и заказчиком, как представителем собственника помещений в многоквартирном доме – города федерального назначения, был заключён договор по управлению данным многоквартирным домом. Управляющая организация приняла на себя обязанность по содержанию и текущему ремонту жилого дома, принадлежащего заказчику, а последний обязался возмещать расходы управляющей организации. Наниматели жилых помещений по договору социального найма ссылаются на то, что заказчик как представитель собственника помещений в доме обязан оплачивать оказанные управляющей организации услуги, а не наниматели помещений по договорам социального найма.
Кто в рассматриваемой ситуации обязан оплачивать услуги, предоставляемые управляющей организацией по содержанию и осуществлению текущего ремонта в данном многоквартирном доме?


Вопрос.  
     
По итогам открытого аукциона в электронной форме между министерством (заказчиком) и организацией (поставщиком) заключен государственный контракт, в котором были согласованы сроки на поставку товара. Позже сторонами было заключено дополнительное соглашение на поставку товаров другого производителя. (Стороны внесли изменения только в наименование фирмы производителя и страны происхождения товара). 
 Согласно данному дополнительному  соглашению положения контракта, не затронутые соглашением, остаются в неизменном виде. Изменяет ли данное дополнительное соглашение момент заключения контракта и, как следствие, сроки поставки товара?
 


Вопрос.  
     Между муниципальным органом и унитарным предприятием был заключён договор аренды земельного участка из категории земель сельскохозяйственного назначения, на котором была расположена мелиоративная система, которая находилась в федеральной собственности и принадлежала на праве хозяйственного ведения предприятию. Впоследствии между предприятием и организацией было заключено соглашение о перенайме данного земельного участка. Территориальное управление имуществом посчитало, что спорный земельный участок не может принадлежать на праве аренды организации, так как на нём расположен объект недвижимости – мелиоративная система, находящаяся в федеральной собственности, что такой участок необходим предприятию для обслуживания данного объекта недвижимости. Орган посчитал, что участок находится во владении и пользовании предприятия, осуществляющего использование и обслуживание расположенной на нем мелиоративной системы, относящейся к федеральной собственности и закрепленной на праве хозяйственного ведения за предприятием
Может ли быть передан в аренду организации земельный участок, на котором расположена мелиоративная система, находящаяся в государственной собственности? Является ли мелиоративная система объектом недвижимости?


Вопрос.  
     ГУП (арендатор) заключил договор аренды объекта недвижимости (здание) с уполномоченным муниципальным образованием (арендодатель) по итогам конкурса. В период действия договора решением суда арендуемое имущество было признано собственностью РФ в связи с тем, что данное имущество было незаконно включено в реестр муниципальной собственности. Право хозяйственного ведения было признано за ГУП. Правомерно ли требование ГУП о взыскании неосновательного обогащения с муниципального образования с момента заключении договора аренды?


Вопрос.  
     Организация заключила договор аренды с муниципальным образованием в лице уполномоченного органа. По договору организация получала за плату во временное владение и пользование земельный участок, находившийся в собственности у муниципального образования. В период действия договора участок был разделен и часть арендованного земельного участка была изъята для государственных нужд. Организация обратилась к муниципальному образованию с предложением заключить дополнительное соглашение к действующему договору аренды. Муниципальное образование отказывало организации, считая, что необходимо заключение нового договора аренды в связи с тем, что объект аренды прекратил существование в связи с состоявшимся разделом. Правомерен ли отказ муниципального образования?


Вопрос.  
     

Организация (продавец) заключила договор поставки оборудования с ИП (покупатель). Стороны согласовали, что продавец обязуется осуществлять поставку оборудования, а покупатель - оплатить его в течение 5-ти дней с момента отгрузки, что было отражено в счетах-фактурах и актах приема-передачи. Стороны не согласовали срок действия договора.  В период исполнения договора между сторонами возник спор по поводу оплаты поставленного оборудования. Покупатель обратился в суд с требованием признать вышеописанный договор незаключенным, по причине несогласованного условия о сроке его действия. Правомерно ли требование покупателя?



Вопрос.  
     Между двумя организациями заключен договор, по которому исполнитель обязуется за вознаграждение оказать заказчику юридические услуги по представлению интересов заказчика в арбитражных судах РФ по иску заказчика к третьему лицу о взыскании задолженности по договору. Положениями договора установлен размер вознаграждения по договору, оплата в этом размере производится в день заключения договора. Также в договоре имеется положение, согласно которому в случае если при удовлетворении исковых требований суд примет решение об уменьшении размера вознаграждения за оказание юридических услуг в соответствии с критерием разумности судебных расходов вознаграждение по договору подлежит перерасчету до уровня, установленного в судебном акте, а излишне перечисленная сумма вознаграждения в таком случае подлежит возврату. Правомерно ли данное положение договора?


Вопрос.  
     Организация, субъект естественной монополии,  организовала открытый аукцион в электронной форме на заключение договора банковского счета с победителем - финансовой организацией сроком на 1 год, с автоматической пролонгацией на 1 год при отсутствии возражений сторон. Спустя 1 год  возражений от сторон не поступило, данный договор стороны посчитали продленным еще на один год. Антимонопольный орган принял решение о прекращении Организацией ограничения конкуренции, выразившееся в продлении договора без проведения торгов. Правомерно ли решение антимонопольного органа? 


Вопрос.  
     Организация (поставщик) заключила с муниципальным бюджетным учреждением (заказчик) долгосрочный контракт поставки монтажного оборудования в 2010 году, заключенный в рамках государственной программы перевооружения. В период с октября 2012 года по апрель 2013 года у бюджетного учреждения образовалась задолженность по оплате партии оборудования перед организацией, при этом денежные средства у бюджетного учреждения отсутствуют. Вправе  ли организация привлечь к субсидиарной ответственности собственника бюджетного учреждения (муниципальный орган)?


Вопрос.  
     Между государственным бюджетным учреждением (заказчик) и организацией (исполнитель) заключен договор об оказании платных услуг по рекультивации нарушенного лесного участка, согласно которому рекультивация производится не загрязненными опасными веществами V класса опасности. Прокурор считает указанный договор недействительным, поскольку он заключен без проведения экологической экспертизы, необходимой в силу того, что в данном случае на лесном участке подлежат размещению и обезвреживанию отходы V класса опасности. Правомерны ли в рассматриваемом случае выводы прокурора?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация, занимающая доминирующее положение на рынке, была признана антимонопольным органом нарушившей требования пункта 3 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее – Закон № 135-ФЗ за то, что данной организацией с контрагентом был заключён договор транспортировки газа, по которому устанавливалась договорная неустойка за невыборку газа. Антимонопольный орган предписал организации предписании о прекращении навязывать контрагенту невыгодных условий договора о неустойки.
Нарушила ли организация в рассматриваемой ситуации положения пункта 3 части 1 статьи 10 Закона № 135-ФЗ? Имеет ли право организация, занимающая доминирующее положение на рынке, включать в договор о транспортировке газа условия о договорной неустойке за невыборку газа?


Вопрос.  
     На основании судебного решения с государственного органа в пользу организации была взыскана задолжность по договору поставки. Однако данная задолжность не была исполнена государственном органом. В связи с этим организация обратилась в суд о взыскании данной задолжности в порядке субсидиарной ответственности с выше стоящего государственного органа за счёт казны РФ, территориальным органом которого является должник. Вышестоящий орган пояснил, что нормы ГК РФ не определяют организационно-правовую форму государственных органов, в связи с чем он не может быть привлечён к субсидиарной ответственности. Вышестоящий орган является главным распорядителем и получателем бюджетных средств.
Может ли в рассматриваемой ситуации организация привлечь вышестоящий государственной орган, территориальным органом которого является должник, к субсидиарной ответственности, если нормы ГК РФ не определяют организационно-правовую форму государственных органов?


Вопрос.  
     Войсковая часть обратилась к государственному бюджетному учреждению здравоохранения (далее – учреждение) с требованием заключить договор на оказание медицинских услуг по проведению медицинского освидетельствования. Учреждение отказало войсковой части в заключении вышеуказанного договора. Войсковая часть считает отказ учреждения в заключении договора неправомерным, поскольку учреждение обладает соответствующей лицензией и является единственным медицинским учреждением в месте дислокации войсковой части. Правомерны ли выводы войсковой части и правомерен ли отказ учреждения?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор подряда. Согласно данному договору заказчик должен перечислить денежные средства исполнителю, место нахождения находится в одном субъекте РФ, а исполнитель должен выполнить работы по ремонту имущества, находящегося в ином субъекте РФ. В договоре указано место исполнения обязательств исполнителем – иной субъект РФ. Считается ли в указанной ситуации, что договором предусмотрена альтернативная подсудность по месту исполнения договора?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация (покупатель) заключила договор поставки с ИП (поставщик) на поставку оборудования для производства мебели, в период исполнения договора ИП передавал организации счета-фактуры. Впоследствии Организация, переезжая в другой офис, потеряла документацию организации, в том числе документацию по договорам поставки, подтверждающие расходы организации, из-за аварии транспортного средства.  В ходе выездной налоговой проверки  организация предоставила заверенные копии первичных документов (счетов-фактур, документов подтверждающих вознаграждение ИП), налоговый орган указал, что  предоставление копий первичных документов неправомерно и привлек организацию к налоговой ответственности.  Правомерна ли позиция налогового органа?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация 1 (продавец) заключила с организацией 2 (покупатель) договор купли-продажи оборудования для предприятия. Договором было установлено, что покупатель обязуется оплатить товар в срок, не превышающий 6 месяцев, при этом организация 2 не выполнила указанное условие. По истечении 1 года Организация 1 обратилась в арбитражный суд с требованием взыскать с организации 2 суммы задолженности по договору купли-продажи. Арбитражный суд вынес решение о взыскании суммы задолженности с Организации 2 . После вынесения решения истек срок исковой давности, но организация 2 так и не выплатила образовавшийся у нее долг. Вправе ли организация 1 в данной ситуации включить задолженность в состав расходов при исчислении налога на прибыль?


Вопрос.  
     Государственное унитарное предприятие  провело торги на заключение договора по оказанию услуг проведения аудиторской проверки по финансовой отчетности организации. Из списка лиц, подавших заявку, Организация отклонила заявку ИП, не предоставив обоснований своего отказа. ИП обратился в антимонопольный орган с жалобой на Организацию. Антимонопольный орган возбудил по данной жалобе дело,  Организация признана нарушившей законодательство о конкуренции и ей было направлено предписание расторгнуть  заключенный договор об оказании аудиторских услуг, при этом никаких заявлений  от ИП о расторжении договора не поступало. Правомерно ли вынесенное предписание антимонопольным органом?


Вопрос.  
     Организация 1, являющаяся арендатором здания, принадлежащему на праве  оперативного управления МУП,  заключила договор с ИП на субаренду этажа здания, без проведения торгов и не на основании государственного контракта сроком на один год. По истечении срока действия договора субаренды Организация 1 перезаключила указанный договор с Организацией 2. ИП обратился в антимонопольный орган с жалобой на нарушение законодательства о конкуренции, поскольку, считал, что ограничили его права на заключении указанного договора  Антимонопольный орган вынес предписание о прекращении нарушения законодательства о конкуренции.  Правомерны ли действия антимонопольного органа?


Вопрос.  
     Организация арендовала транспортное средство у своего работника (без экипажа), арендная плата согласно договору выплачивается ежемесячно в установленном в договоре размере. Работник ушел в ежегодный оплачиваемый отпуск, при этом на период его нахождения в отпуске пришлась очередная выплата арендная плата по договору аренды транспортного средства. Вправе ли данную выплату организация учитывать в целях налогообложения прибыли? Изменяется ли ответ, если сторонами заключен договор аренды транспортного средства с экипажем?


Вопрос.  
     Банк и организация (должник) заключили  кредитный договор. В обеспечение исполнения обязательств заключен договор залога.  В  период действия данного договора в отношении организации-должника была введена процедура банкротства наблюдение. Так как организация-должник не могла исполнить свои обязанности, между данной организацией и банком было заключено соглашение об отступном, в соответствии с которым, должник передавал, принадлежащее ему имущество в счет погашения задолженности банку, а банк прекращал обязательства должника по  кредитному договору.  После исполнения данного соглашения в  отношении организации  было введено конкурсное производство. Конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительным соглашения об отступном, так как оно совершено без согласия временного управляющего должника и считает, что оно влечет за собой предпочтительное удовлетворения требований одного кредитора перед другими, так как будет нарушена очередность удовлетворения требования кредиторов. Правомерно ли данное требование?


Вопрос.  
     ГБУЗ (далее – учреждение) и ООО (далее – организация) на основании договора аренды с администрацией муниципального образования (далее – администрация) владеет зданием (далее – объект теплоснабжения). Энергоснабжающая организация выставила администрации счет за спорный период на оплату тепловой энергии поставленной на объект теплоснабжения. Администрация указывает, что поскольку договорами аренды предусмотрена обязанность арендаторов нести расходы по оплате коммунальных услуг, то требование должно быть направлено к ним. Учреждение и организация считают выводы администрации неправомерными, поскольку в спорный период между арендаторами и ресурсоснабжающей организацией договоры теплоснабжения заключены не были? Правомерны ли выводы сторон?


Вопрос.  
     Между российской и иностранной организациями был заключён договор лизинга. Предмет договора – оборудование было ввезено на таможенную территорию РФ для внутреннего потребления. Декларантам была заявлена стоимость товара и подана декларация. Таможенный орган самостоятельно скорректировал таможенные платежи за оборудование, приобретенное заявителем по договору лизинга, так как таможенный орган полагал, что в стоимость должны включаться также и проценты по лизинговым платежам.
Подлежат ли включению в таможенную декларацию проценты по лизинговым платежам?


Вопрос.  
     Организация по договору купли-продажи приобрела имущество, которое фактически находилось во владении (незаконном) другой организации ещё до момента заключения такого договора. С какого момента начинает течь срок исковой давности по делам об истребовании из чужого незаконного владения объектов недвижимости, если утрата владения добросовестного правообладателя – покупателя по договору произошла в силу противоправных действий третьих лиц спустя некоторое время после лишения права собственности в судебном порядке?


Вопрос.  
     Микрофинансовая организация заключила договор аренды недвижимого имущества с муниципальным органом. Впоследствии организация направила муниципальному органу заявление о выкупе арендуемого имущества.  Муниципальный орган отказал в выкупе данного имущества, поскольку данное имущество  предназначено для оказания имущественной поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства и организациям, образующим инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства. Правомерна ли позиция муниципального органа?


Вопрос.  
     Организация А  (лицензиат) заключила лицензионный договор с Организацией Б (лицензиар) на  использование исключительного права на изобретение. Организация  А заключила договор о переводе долга с Организацией В, на основании которого Организация В принимает на себя обязательства по выплате долга лицензиару.  Подлежит ли государственной регистрации договор перевода долга по лицензионному договору? Будет ли он действительным при отсутствии государственной регистрации?


Вопрос.  
     Между Организацией (страхователь) и Страховой компанией (страховщик) был заключен договор страхования гражданской ответственности, в соответствии с которым Организация застраховала риск своей гражданской ответственности в случае аварий и ДТП.  Вследствие ДТП, по вине организации, произошло загрязнение земляного полотна разливом топлива. Организация оплатила работы, связанные с восстановлением  окружающей среды. После чего она обратилась с требованием о выплате страхового возмещения, в связи с понесенными расходами. Страховая компания в выплате страхового возмещения, ссылаясь на то, что загрязнение окружающей среды не являются страховым случаем. Правомерен ли данный отказ?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация (покупатель) заключила договор поставки с фармацевтической компанией (поставщик), занимающейся изготовлением и распространением лекарственных средств, на основании которого Организация получила в собственность данные лекарственные средства. Впоследствии Организация, получив установленную законодательством лицензию на осуществление фармацевтической деятельности, распространила рекламу, в которой указала, на возможность покупки лекарственных препаратов дистанционным путем по телефону, при этом конкретных данных о месте нахождении Организации указано не было. Антимонопольный орган вынес решение о прекращении распространения лекарственных средств. Правомерно ли данное решение?


Вопрос.  
     Организация (лицензиар) заключила с ИП (лицензиат) лицензионный договор об использовании исключительного права на литературное произведение, в соответствии с которым лицензиат должен был уплатить лицензиару вознаграждение  в виде процентов  за использование в виде воспроизведения литературных произведений. В связи с тем, что лицензиат не уплатил вознаграждение лицензиару, лицензиар в одностороннем порядке расторг договор. Впоследствии лицензиар обратился в суд с требованием взыскать неосновательное  обогащение за обнаруженное использование литературных произведений после расторжения договора. Правомерно ли  указанное одностороннее расторжение лицензионного договора и требование о взыскании неосновательного обогащения с лицензиата?


Вопрос.  
     Иностранная организация (лизингодатель) заключила договор лизинга с российской организаций (лизингополучатель)  на  предприятие как имущественный комплекс, данное оборудование согласно условиям договора учитывается на балансе лизингополучателя - российской организации. При этом постоянное представительство  у иностранной организации на территории Российской Федерации отсутствует. Иностранная организация, посчитав, что, поскольку предприятие  находиться на балансе у российской организации, то налог на имущество в Российской Федерации уплачиваться не будет. Правомерна ли позиция иностранной организации?


Вопрос.  
     Организация А (подрядчик) заключила договор на выполнение подрядных работ с организацией Б (заказчик). По условиям договора в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения подрядчиком обязательств по выполнению подрядных работ подрядчик обязался оплатить неустойку. Гарантийный срок на работы, выполненные подрядчиком, по соглашению сторон составлял 2 года с момента подписания акта сдачи-приемки выполненных работ. После исполнения договора между стонами возник спор о качестве выполнения работ. Судебное решение, вынесенное по данному спору, установило факт некачественного выполнения подрядных работ организацией А. Спустя год после вынесения указанного судебного решения организация Б обратилась в суд с требованием о взыскании неустойки. Подрядчик указал на пропуск срока исковой давности. Правомерно ли заявления подрядчика?


Вопрос.  
     Между ООО и банком  был заключен договор об открытии кредитной линии, ООО были предоставлены денежные средства. Через некоторое время собрание участников общества приняло решение о ликвидации ООО, была создана ликвидационная комиссия и в Вестнике государственной регистрации было опубликовано сообщение о ликвидации. После чего был составлен промежуточный ликвидационный баланс, согласно которому общество не имело кредиторов, который был одобрен решением собрания участников и направлен в налоговый орган. Позже был составлен ликвидационный баланс (соответственно, без наличия в нем обязательств перед кредиторами) и утвержден собранием участников общества. После чего в регистрирующий орган было подано заявление соответствующей формы о ликвидации ООО. Впоследствии, регистрирующим органом была произведена запись в Едином государственном реестре юридических лиц и регистрирующий орган опубликовал информацию о ликвидации юридического лица.
Соблюдена ли процедура ликвидации ООО? Какие правовые последствия для ООО возможны в этой ситуации?


Вопрос.  
     Организация (покупатель) заключила договор поставки с фармацевтической компанией (поставщик), занимающейся изготовлением и распространением лекарственных средств, на основании которого Организация получила в собственность данные лекарственные средства. Впоследствии Организация, получив установленную законодательством лицензию на осуществление фармацевтической деятельности, распространила рекламу, в которой указала, на возможность покупки лекарственных препаратов дистанционным путем по телефону, при этом конкретных данных о месте нахождении Организации указано не было. Антимонопольный орган вынес решение о прекращении распространения лекарственных средств. Правомерно ли данное решение?


Вопрос.  
     Организация (лицензиар) заключила с ИП (лицензиат) лицензионный договор об использовании исключительного права на литературное произведение, в соответствии с которым лицензиат должен был уплатить лицензиару вознаграждение  в виде процентов  за использование в виде воспроизведения литературных произведений. В связи с тем, что лицензиат не уплатил вознаграждение лицензиару, лицензиар в одностороннем порядке расторг договор. Впоследствии лицензиар обратился в суд с требованием взыскать неосновательное  обогащение за обнаруженное использование литературных произведений после расторжения договора. Правомерно ли  указанное одностороннее расторжение лицензионного договора и требование о взыскании неосновательного обогащения с лицензиата?


Вопрос.  
     Иностранная организация (лизингодатель) заключила договор лизинга с российской организаций (лизингополучатель)  на  предприятие как имущественный комплекс, данное оборудование согласно условиям договора учитывается на балансе лизингополучателя - российской организации. При этом постоянное представительство  у иностранной организации на территории Российской Федерации отсутствует. Иностранная организация, посчитав, что, поскольку предприятие  находиться на балансе у российской организации, то налог на имущество в Российской Федерации уплачиваться не будет. Правомерна ли позиция иностранной организации?


Вопрос.  
     Между организациями в 2012 году заключен договор водоснабжения сроком на 2 года. Признается ли существенным изменением обстоятельство, из которых стороны исходили при заключении договора, вступление в силу с 01.01.2013 нового федерального законодательства, регулирующего правоотношения по данному договору, если данный вопрос договором не урегулирован? Соответственно, вправе ли организация – водопользователь требовать расторжения договора в связи с указанным изменением обстоятельств?


Вопрос.  
     Организация заключила договор оказания юридических услуг c адвокатами-партнерами адвокатского бюро на оказание услуг юридической помощи и представление интересов организации в судах и органах власти. Стороны определили объем работ,  размер и этапы оплаты.  В период действия договора организация решила расторгнуть договор и вернуть уплаченные денежные средства, мотивируя это бездействием контрагента. После отказа в удовлетворении досудебной претензии, организация решила обратиться в арбитражный суд. Учитывая характер спора, правомерно ли обращение организации в арбитражный суд и кто является надлежащим ответчиком по спору, возникшему из описанного соглашения?


Вопрос.  
     Организации был предоставлен Администрацией муниципального образования (далее – Администрация) земельный участок, находящийся в муниципальной собственности, на праве аренды для постройки торгового павильона. Право постройки торгового павильона на данном земельном участке было закреплено в разрешении Администрации. Впоследствии организацией павильон был обложен кирпичом и сделан фундамент (без соответствующего разрешения Администрации), то есть  приобрёл признаки  объекта капитального строительства. Организация, ссылаясь на то, что на земельном участке находится объект недвижимости, построенный ей, обратилось с просьбой передачи ей в собственность торговый павильон, преобразованный в объект капитального строительства.
Приобретает ли в данном случае организация право собственности на указанный объект – торговый павильон, преобразованный в объект капитального строительства? 


Вопрос.  
     Организация 1 (займодатель) заключила с Организацией 2 (заемщик) договор займа, согласно которому Организация 1 начисляла проценты в размере 25% годовых Организации 2.  Организация 2 обратилась в суд  с заявлением признать ее банкротом, судом на основании заявления была введена процедура наблюдения. С даты введения процедуры наблюдения организация 1 прекратила начислять проценты по договору займа, поскольку требования кредитора были внесены в реестр. Налоговый орган привлек Организацию 1 к налоговой ответственности, поскольку Организация 1 не начисляла налог на доход в виде процентов по договору займов, так как должна взимать проценты с заемщика до объявления его банкротом. Правомерно ли решение налогового органа?


Вопрос.  
     Между организациями закончился договор аренды нежилого помещения, арендатор, освобождая помещение, оставил в нем мебель. Без поручения от арендатора арендодатель вывез данное имущество в специальное помещение для обеспечения его сохранности, затем данное имущество бывший арендатор все-таки забрал. Должно ли заинтересованное лицо возмещать лицу, действовавшему в чужом интересе (при этом действия впоследствии одобрены заинтересованным лицом), не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду (неполученные доходы в связи с действиями, которые предприняты до получения одобрения от заинтересованного лица), в случае представления лицом, действовавшим в чужом интересе, соответствующих доказательств упущенной выгоды?


Вопрос.  
     Организацией А и организацией Б был заключен договор замены стороны в обязательстве, в соответствии с которым организация Б  приняла на себя все права и обязанности на стороне (заказчика, кредитора) по договору хранения.
Вступившим в силу решением суда договор хранения, стороной которого (поклажедателем) была рассматриваемая  организация А, был признан незаключенным. 
Организация Б обратилась в арбитражный суд с исковым требованием к организации А о взыскании суммы за неосновательное обогащение. В основании иска было указано, что неосновательное обогащение у организации А возникло вследствие поставки ей товара  по товарной накладной во исполнение условий договора замены стороны в обязательстве, признанного решением арбитражного суда незаключенным.
Правомерно ли  такое требование?


Вопрос.  
     Организация 1 (лицензиар) заключила с Организацией 2  (лицензиат) лицензионный договор на использование товарного знака, согласно которому запрещалось заключать договоры об использовании данного товарного знака с третьими лицами и устанавливались последствия нарушения договора в виде  возмещения  убытков (реального ущерба). Организация 2 (сублицензиар) заключила с Организацией 3 (сублицензиат) сублицензионный договор на предоставление указанного товарного знака. Организация 1 обратилась с требованием к Организации 2 возместить убытки, причиненные неисполнением обязательств. Организация 2 отказала в  удовлетворении данного требования. Правомерен ли данный отказ?


Вопрос.  
     Между муниципальным органом и организацией (инвестором) заключен инвестиционный договор на снос и строительство объекта недвижимости. В соответствии с договором муниципальный орган принял на себя обязательство предоставить организации в аренду земельный участок, на котором располагался старый объект недвижимости для осуществления работ по его сносу и строительству нового объекта недвижимости на его месте. В местной газете опубликована информация о принятии муниципальным органом Постановления об утверждении проекта границ и согласовании землеустроительной документации на соответствующий земельный участок. Муниципальным органом также утвержден Акт выбора земельного участка и согласовано место размещения (организацией) инвестором объекта недвижимости. Указанная информация была также опубликована в местной газете. В дальнейшем административный орган передал организации вышеуказанный земельный участок в аренду. По результатам проведенной антимонопольным органом проверки организация и муниципальный орган привлечены к ответственности за осуществление согласованных действий, направленных на предоставление организации земельного участка в аренду без соблюдения публичных процедур, предусмотренных земельным и градостроительным законодательством. Организация считает, что спорный договор является договором о намерениях, в котором зафиксированы обоюдные желания сторон сотрудничать на договорной основе. Правомерно ли в представленном случае решение антимонопольного органа?


Вопрос.  
     Между муниципальным автономным учреждением (далее – Учреждение) и организацией заключен договор на выполнение работ по зимнему содержанию дорог. Указанным договором предусмотрена обязанность организации обеспечивать круглосуточное дежурство дорожной техники и ИТР и осуществлять охрану баз хранения противогололёдных материалов. Комитет городского хозяйства администрации городского округа (далее – Комитет) счел, что Учреждением нецелевым образом расходуются выделенные денежные средства, поскольку в силу метеорологических условий в осуществлении указанных действий нет необходимости. Правомерны ли в рассматриваемом случае выводы Комитета?


Вопрос.  
     В 2004 году между администрацией муниципального района (далее – Администрация) и организацией (субъектом малого предпринимательства) был заключен договор аренды нежилого помещения, находящегося в муниципальной собственности. Постановлением Администрации от 01.10.2008 указанное помещение передано созданному Администрацией 01.08.2008 Муниципальному учреждению в оперативное управление. В связи с передачей указанного помещения в оперативное управление между Муниципальным учреждением и СМП 15.10.2008 подписан договор аренды сроком на 5 лет. 15.07.2013 СМП обратился к Администрации с заявлением о приобретении арендуемого имущества в собственность. Администрация отказала СМП в предоставлении испрашиваемого имущества в собственность, сославшись на то, что данное имущество принадлежит на праве оперативного управления Муниципальному учреждению, в связи с чем не может быть отчуждено из муниципальной собственности. Правомерен ли в представленном случае отказ Администрации? 


Вопрос.  
     Между сторонами был заключён договор аренды нежилого помещения. Сторонами был подписан передаточный акт, у арендатора никаких претензий не возникло. В процессе исполнения данного договора между сторонами не возникли разногласия относительно его предмета. Впоследствии арендатор посчитал, что данный договор можно признать незаключённым, так как площадь помещения, зафиксированная в передаточном акте и площадь, закреплённая в самом договоре аренды не совпадает.
Правомерно ли  признать данный договор аренды нежилого помещения незаключённым?


Вопрос.  
     В результате торгов по продаже недвижимого имущества были заключены договоры купли-продажи этого имущества. Объекты были переданы организацией, которая была исключена из ЕГРЮЛ на момент, когда покупатель обратился в регистрирующий орган для государственной регистрации права собственности на переданные по договору объекты недвижимости. Между сторонами споров относительно передаваемых объектов не возникло. Конкурсный управляющий как представитель продавца и организация-покупатель обратились в регистрирующий орган для государственной регистрации перехода права на переданные по договору купли-продажи объекты недвижимости. Регистрирующий оран отказал в государственной регистрации на том основании, что в предоставленных договорах купли-продажи  площади объектов указаны не в соответствии с кадастровыми паспортами данных объектов, а также что продавец исключён из ЕГРЮЛ  тогда как государственная регистрация перехода права в силу пункта 2 статьи 13 Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее – Закон № 122-ФЗ) возможна лишь при условии наличия государственной регистрации ранее возникших прав.
Имеются ли основания в рассматриваемой ситуации для отказа в государственной регистрации перехода права собственности на передаваемые по договору купли-продажи объектов недвижимости?


Вопрос.  
     В дорожно-транспортном происшествии автомобилю потерпевшего был причинен вред, вследствие чего он обратился к своему страховщику, однако требование было удовлетворено не в тридцатидневный срок, а позже (в судебном порядке) с уплатой пени за просрочку. Правомерно ли денежное требование страховщика потерпевшего к страховщику причинителя вреда в размере уплаченной потерпевшему страховой суммы и неустойки? Вправе ли он потребовать уплаты неустойки в случае несвоевременного удовлетворения данных требований? Если да, то на какую сумму?


Вопрос.  
     Между ООО «А» (Заказчик) (в уставе ООО указан следующий  перечень деятельности: удаление и обработка твердых бытовых отходов; обработка неметаллических отходов и лома; сбор, транспортировка, захоронение и переработка твердых бытовых отходов ) в лице генерального директора и организацией «П» (Исполнитель) заключен договор на выполнение проектных и изыскательских работ, в соответствии с условиями которого исполнитель обязался по заданию А выполнить изыскательские работы и разработать техническую документацию "Реконструкция полигона твердых бытовых отходов», а ООО «А» - принять и оплатить их результат.  Полагая, что указанный договор является для ООО «А»  крупной сделкой, связанной с отчуждением имущества (денежных средств), стоимость которого, составляет более 25 процентов стоимости активов,  представитель ООО «А» требует признания недействительности договора. Генеральный директора «А» считает, что данный договор является обычной хозяйственной деятельностью организации, ранее подобные договоры организацией не заключались. Можно ли отнести такой договор к крупной сделки или он является обычной хозяйственной деятельностью? Может ли представитель ООО «А» требовать признания сделки недействительной?


Вопрос.  
     ООО решило оформить силами специализированной организации свой Интернет-сайт, и для этого решило провести торги в форме конкурса. Предметом конкурса являлось право победителя на заключение с ООО договора возмездного оказания услуг по разработке для ООО сайта. Конкурс проведен в установленном в извещении о проведении торгов порядке, из десяти участников конкурса конкурсной комиссией выбран победитель, предложивший лучшие условия, между организацией, выигравшей торги, в день его проведения подписан протокол о результатах торгов. Вправе ли ООО не подписывать договор возмездного оказания услуг по разработке для ООО сайта, ссылаясь на то, что указанный протокол имеет силу договора, на заключение которого получила право организация – победитель торгов (изменение позиции ООО связано с тем, что сменились участники ООО, и соответственно, бизнес-стратегия ООО)?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация (пользователь) заключила договор с ТСЖ  (владелец) на установку  и эксплуатацию рекламной конструкции на фасаде многоквартирного жилого дома. В соответствии с договором ТСЖ передало в пользование фасад дома для установки рекламного щита с размещением рекламы сроком на 3 года, а организация обязывалась выплачивать ежемесячные платежи. Впоследствии Организация не исполнила обязанность по внесению платежей. ТСЖ обратилась в суд с требованием признать данный договор не заключенным, поскольку отсутствует государственная регистрация  указанного договора. Правомерно ли требование ТСЖ?


Вопрос.  
     Организация А (лизингодатель) и организация Б  (лизингополучатель) заключили  договор финансовой аренды (лизинга), во исполнение условий которого лизингополучателю сроком на 1 год было передано оборудование деревообрабатывающее для производства мебели. Лизинговые платежи подлежали внесению ежемесячно. Выкупная цена предмета лизинга - 1 500 руб.
В соответствии с договором по окончании срока лизинга и исполнения лизингополучателем всех своих обязанностей по договору имущество переходит в собственность лизингополучателя.
В соответствии с договором лизингодатель вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора и расторгнуть договор без возмещения лизингополучателю каких-либо убытков, вызванных данным расторжением.
По истечению полугода со дня заключения договора, договор лизинга был расторгнут лизингодателем в одностороннем порядке в связи с просрочкой уплаты лизингополучателем лизинговых платежей.  
Лизингополучатель, в свою очередь, предъявил требование о взыскании неосновательного обогащения, полученного в виде выкупной стоимости, уплаченной в составе лизинговых платежей.  
Правомерно ли требование лизингополучателя?


Вопрос.  
     Между организацией А  (лизингодатель) и организацией Б  (лизингополучатель) заключен договор лизинга по условиям которого, лизингополучатель на основании отдельно заключенного договора купли-продажи в будущем обязался приобрести в собственность строительное оборудование.
В соответствии с договором лизинга расторжение договора лизинга по основаниям, предусмотренным данным договором, возлагает на лизингополучателя обязанность возвратить предмет лизинга по акту приема-передачи с возмещением задолженности по всем платежам и убытков (дополнительных расходов), понесенных лизингодателем в результате такого расторжения. Каких-либо обязательств о частичном или полном возврате уплаченных лизингополучателем денежных средств условия договора лизинга не содержат.
При заключении договора лизинга лизингополучатель выдвинул требование о необходимости включения выкупной  стоимости, равной 10000 рублей,  в общую стоимость договора.
Правомерно ли данное требование?


Вопрос.  
     Организация является обладателем исключительного имущественного права на произведение литературы. По лицензионному договору организация передала другой организации право на воспроизведение данного произведения типографским способом (в печатной форме), а также на распространение напечатанных экземпляров произведения в установленном договором количестве экземпляров. Организация – лицензиат в нарушение условий договора осуществила воспроизведение произведения на CD-дисках, т.е. в электронной форме, и поставила экземпляры произведения розничному магазину – коммерческой организации. Магазин осуществил распространение (продажу) CD-дисков, содержащих экземпляры произведения. Организация – обладатель исключительного имущественного права на произведение литературы обратилась к коммерческой организации – магазину – с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительного права, предусмотренной статьей 1301 ГК РФ, мотивируя это незаконным распространяем произведения путем продажи его экземпляров в электронно-цифровой форме. Магазин указывает, что вины его в нарушении нет, т.к. продажа CD-дисков является обычным способом их распространения и, по общему правилу, не предполагает специальной проверки того факта, нарушены ли при его создании интеллектуальные права третьих лиц. Является ли данный довод основанием для освобождения магазина от выплаты компенсации за нарушение исключительного права, предусмотренной статьей 1301 ГК РФ?


Вопрос.  
     Организация (организация А) является обладателем исключительного имущественного права на произведение литературы. По лицензионному договору организация передала другой организации (организация Б) право на воспроизведение данного произведения типографским способом (в печатной форме), а также на распространение напечатанных экземпляров произведения в установленном договором количестве экземпляров. Организация – лицензиат в нарушение условий договора осуществила воспроизведение произведения на CD-дисках, т.е. в электронной форме. Организация – обладатель исключительного имущественного права на произведение литературы обратилась в суд к организации – лицензиату с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительного права, предусмотренной статьей 1301 ГК РФ. Организацией – правообладателем представлены трудовые договоры с авторами произведения, положения данных договоров определяют, что подготавливаемые работниками произведения являются служебными произведениями, исключительное право на них принадлежит организации как работодателю, представлены служебное задание для подготовки служебного произведения и отчет о выполнении служебного задания по подготовке служебного произведения, подтверждающие, что фактически работниками организации в рамках трудовых обязанностей создано спорное произведение. Организация – лицензиат указывает на отсутствие у организации А права требовать компенсации, т.к. произведение содержит фрагменты, представляющие копирование иных произведений, авторами и правообладателями которых являются третьи лица (к данному выводу организация – лицензиат пришла, сравнив текст произведения, размещенного на CD-дисках, и тексты иных произведений третьих лиц). Указывает ли данный довод организации – лицензиата на отсутствие у организации А права требовать компенсации, если экземпляр переданного лицензиаром лицензиату произведения организацией Б не представлен, а в соответствии с условиями лицензионного договора лицензиар обязуется предоставить лицензиату произведение на материальном носителе, оформленном следующим образом: файл в формате Word на одной дискете или компакт-диске, а также бумажный вариант текста в одном экземпляре, подписанный лицензиаром?


Вопрос.  
     

Организация (организация А) является обладателем исключительного имущественного права на произведение литературы. По лицензионному договору организация передала другой организации (организация Б) право на воспроизведение данного произведения типографским способом (в печатной форме), а также на распространение напечатанных экземпляров произведения в установленном договором количестве экземпляров. Согласно договору лицензиар гарантирует, что ему принадлежат все права, которые он передает лицензиату по договору, что при создании произведения не были нарушены интеллектуальные права третьих лиц. За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору стороны несут ответственность в соответствии с законодательством. Организация – лицензиат в нарушение условий договора осуществила воспроизведение произведения на CD-дисках, т.е. в электронной форме. Организация – обладатель исключительного имущественного права на произведение литературы обратилась в суд к организации – лицензиату с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительного права, предусмотренной статьей 1301 ГК РФ. Организацией – правообладателем представлены трудовые договоры с авторами произведения, положения данных договоров определяют, что подготавливаемые работниками произведения являются служебными произведениями, исключительное право на них принадлежит организации как работодателю, представлены служебное задание для подготовки служебного произведения и отчет о выполнении служебного задания по подготовке служебного произведения, подтверждающие, что фактически работниками организации в рамках трудовых обязанностей создано спорное произведение. Организация – лицензиат указывает на отсутствие у организации А права требовать компенсации, т.к. произведение содержит фрагменты, представляющие копирование иных произведений, авторами и правообладателями которых являются третьи лица (к данному выводу организация – лицензиат пришла, сравнив текст произведения, размещенного на CD-дисках, и тексты иных произведений третьих лиц). Является ли ссылка организации – лицензиата на наличие в спорном произведении указанных фрагментов доказательством отсутствия у организации А исключительного права на произведение, если требование о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением лицензионного договора, а равно требование о расторжении договора лицензиат не заявлял?



Вопрос.  
     Председателем производственного кооператива был заключен договор с обществом с ограниченной ответственностью о возмездном оказании услуг. Через некоторое время решение об избрании председателя кооператива было признано судом недействительным. Правление кооператива обратилось в суд с иском о признании незаключенным договора возмездного оказания услуг, в виду того что договор был заключен председателем как лицом не имеющим полномочий на его заключение.  Правомерна ли позиция правления кооператива?


Вопрос.  
     Организации на праве собственности принадлежит земельный участок. Организация длительное время (4 года) не использовала данный участок, а затем обнаружила находящееся на нем нежилое здание. Собственник данного здания не выявлен, недвижимое имущество в установленном порядке поставлено на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого оно находится, как бесхозяйное. Вправе ли организация предоставить данный земельный участок в аренду (например, другой организации), если указанное здание занимает только 1/10 участка, т.е. возможно пользование участком без пользования зданием?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор, по которому поручитель обязуется отвечать перед кредитором за исполнение организацией - должником обязанности по уплате долга и неустойки. Должником допущено неисполнение обеспеченного обязательства, в связи с чем кредитор обратился к поручителю. В течение трех месяцев с даты, когда обязательства поручительства должны были быть исполнены, они поручителем не исполнены. Кредитор желает обратиться в установленном порядке в суд с заявлением о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства и просит разъяснить, учитывается ли обеспеченная поручительством сумма неустойки при определении наличия признаков банкротства поручителя?


Вопрос.  
     ООО «А» (поставщик) заключило с ООО «Б» (покупатель) договор поставки товара. Затем ООО «Б» (покупатель) допустило просрочку платежа. По условиям заключенного контрагентами договора в случае просрочки платежа покупатель перечисляет поставщику пени в установленном размере за каждый день просрочки. При этом ранее между ООО «Д» и ООО «Б» был заключен договор о передаче полномочий исполнительных органов, в соответствии с которым ООО «Д» принимает и осуществляет полномочия исполнительного органа общества (ООО «Б» обладало статусом дочернего общества по отношению к основному – ООО «Д»). В итоге ООО «А» (поставщик) обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании с ООО «Б» (покупатель), ООО «Д» начисленной на основании договора поставки пени.
В соответствии с действующим законодательством несет ли ООО «Д» совместно с ООО «Б» (покупатель) солидарную обязанность по выплате пени?


Вопрос.  
     Организация А (лизингодатель) и организация Б (лизингополучатель) заключили договор финансовой аренды (лизинга) имущества с правом выкупа. С согласия лизингодателя лизингополучатель заключил договор сублизинга с организацией В, условия которого предусматривают переход права собственности на вышеуказанное  имущество к организации В после погашения ей всех предусмотренных платежей. Выполнив все условия сделки, организация В обратилась с требованием к организации Б передать ей право собственности на вышеуказанное имущество, последняя однако, не выполнив свои обязательства перед организацией А, в требованиях организации В отказала. Правомерны ли требования организации В по передаче права собственности на вышеуказанное имущество к лизингодателю и/или лизингополучателю?


Вопрос.  
     Индивидуальный  предприниматель производит продукцию, которую поставляет организации А на основании договора поставки, который также устанавливает, что данная продукция перед ее отправкой организации А пакуется предпринимателем в упаковку, поставляемую организацией А. Данная упаковка производится организацией А, а также содержит ее наименование и товарный знак, сходный до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком организации Б, производящей аналогичные товары. Организация А реализует данный товар оптом и в розницу. Кому (организации А или предпринимателю) организация Б вправе предъявить исковые требования в связи с нарушением своих исключительных прав на товарный знак?


Вопрос.  
     Между организацией  А (перевозчиком) и организацией Б (грузоотправителем)  заключен договор, согласно которому перевозчик оказывает услуги по перевозке строительного оборудования грузоотправителя в сроки, установленные этим договором, а также  по перевозке строительного оборудования собственником которого является организация В (грузополучатель).
Соглашением заключенным между организацией Б (грузоотправителем)  и организацией А (перевозчиком), увеличены   сроки доставки грузов на 20 дней.
Организация В (грузополучатель) предъявило организации Б (перевозчику) претензию об уплате пени за просрочку доставки грузов.
Имела ли право организация В предъявлять данное требование и подлежит ли оно удовлетворению?


Вопрос.  
     Организация А  (лизингодатель)  и организация Б (лизингополучатель) заключили договор финансовой аренды (лизинга), по условиям которого лизингодатель приобрел в собственность у выбранного лизингополучателем продавца и передал за плату и на условиях, определенных договором, во временное владение и пользование лизингополучателю на срок 10 месяцев предмет лизинга - электрокалорифер, стоимостью 200000 рублей.
В общую сумму договора лизинга включена выкупная цена предмета лизинга, поскольку договором предусмотрен последующий переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
В соответствии с договором в случае неоднократного нарушения лизингополучателем обязательства по своевременной уплате арендных платежей, лизингодатель вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке, а лизингополучатель обязан вернуть предмет лизинга.
Организация Б не произвела оплату за 2 последних месяца, в связи с чем лизингодатель  расторгнул договор в одностороннем порядке и потребовал у организации А вернуть предмет лизинга. В связи с тем, что с момента заключения договора лизинга  уменьшился срок полезного использования предмета лизинга, а, следовательно, и понизилась его стоимость, лизингодатель потребовал выплатить ему упущенную выгоду в размере 50000 руб.
Правомерно ли данное требование?


Вопрос.  
     Между индивидуальным предпринимателем (принципал) и организацией (агент) заключен агентский договор, по которому агент обязуется от своего лица и за счет принципала осуществлять закупки товаров, необходимых предпринимателю для осуществления своей деятельности, и доставлять их предпринимателю. Соответствует ли закону пункт такого договора, обязывающий принципала выплачивать агенту вознаграждение и возмещать убытки наличными денежными средствами?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор имущественного страхования в отношении автомобиля, принадлежащего организации на праве собственности (не ОСАГО), в соответствии с которым, страховщик обязуется выплатить суммы страхового возмещения при наступлении страхового случая – ДТП. Правилами страхования установлено, что страхователь утрачивает право на получение страхового возмещения, если он допустил к управлению автомобилем работника организации, водительский стаж которого менее 10 лет. Ввиду наступления страхового случая страхователь обратился к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения, в момент ДТП автомобилем управлял работник организации, водительское удостоверение которому было выдано 12 лет назад. Страховщик отказал в выплате, сославшись на тот факт, что водительский стаж работника составляет 7 лет, что следует из копии трудовой книжки, предоставленной страховщику при наступлении страхового случая, что является условием договора, все работники дали свое согласие на предоставление копии его трудовой книжки третьей стороне, тот факт, что водительское удостоверение было выдано работнику 12 лет назад, не может указывать, что на протяжении всего этого времени он осуществлял вождение, следовательно, не может подтверждать водительский стаж. Способ  определения водительского стажа договором не установлен. Правомерен ли отказ в выплате страхового возмещения?


Вопрос.  
     Организация имеет на праве собственности судно, с использованием которого она осуществляет перевозки грузов по внутренним водным путям РФ. Погрузка груза была произведена в пункте погрузки, необорудованном какими-либо сооружениями для обеспечения транспортного процесса. Выгрузка осуществлялась в речном порту. Является ли в данном случае организация плательщиком корабельного сбора, если не имеется факта перевозки груза между портами?


Вопрос.  
     Организация, осуществляющая поставку тепловой энергии, обратилась к агенту, с целью взыскания агентом с должника организации задолженности за поставку тепловой энергии. Организация и агент заключили агентский договор, также агенту была выплачена предоплата, которую агент впоследствии потратил на выполнение своих обязанностей по договору, в частности транспортные расходы для розыска должника, а также получение справок об имуществе, принадлежащем должнику, данные расходы подтверждены соответствующими документами и отчетом агента о произведенных расходах, данный отчет принципалом был отвергнут, ввиду отсутствия результата в его действиях, а затраты признаны необоснованными. Указанным договором установлена обязанность принципала выплатить предоплату агенту для компенсации его первоначальных расходов на розыск должника. Сумма предоплаты истрачена полностью. Во время исполнения агентом поручения, организация подала на должника иск в арбитражный суд, который взыскал с должника требуемую сумму, при этом организация от услуг агента не отказалась. После этого организация обратилась к агенту с требованием о возвращении предоплаты. Является ли требование организации правомерным?


Вопрос.  
     По договору возмездного хранения, заключенному между организациями, организации – профессиональному хранителю, передана партия растворителя, упакованного в герметичную тару. Впоследствии работники хранителя неоднократно обращались с жалобами на плохое самочувствие при нахождении рядом с указанным товаром, ввиду чего хранитель обратился в специализированную экспертную организацию, с целью установления причин недомогания персонала. При проведении экспертизы, методом спектрального анализа, без повреждения целостности упаковки растворителя, путем анализирования его паров, было установлено, что указанный растворитель изготовлен с нарушениями требований к качеству продукции данного вида, и содержит в своем составе летучие вещества смертельно опасные для организма человека, свободно преодолевающие герметичную упаковку. На основании этого, указанная партия растворителя была передана специализированной организации для уничтожения. По истечении срока договора хранения, поклажедатель обратился с требованием возместить стоимость уничтоженного растворителя. Правомерны ли требования о возмещении убытков?


Вопрос.  
     Организации на праве собственности принадлежит нежилое помещение на первом этаже многоквартирного жилого дома, в котором избран способ управления управляющей компанией. Между организацией и ресурсоснабжающей организацией заключен договор на отпуск и поставку тепловой энергии в данное нежилое помещение. Вправе ли ресурсоснабжающая организация, в связи неоплатой организацией поставленной энергии, требовать взыскания с нее задолженности за потребленную тепловую энергию?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между банком и организацией заключен кредитный договор, в целях обеспечения обязательств заемщика по которому между банком и поручителем заключен договор поручительства. Срок действия заключенного договора поручительства, вследствие допущенной опечатки, заканчивается за полгода до срока наступления обязанности заемщика возвратить сумму долга. Заемщик не исполнил обязанность по возврату денежных средств банку, в связи с чем банк потребовал досрочного возврата денежных средств. Правомерны ли денежные требования банка к поручителю?


Вопрос.  
     Организация А (заказчик первого уровня), организация Б (заказчик второго уровня) и организация Б (подрядчик) заключили договор строительного подряда, по которому подрядчик обязался произвести комплекс ремонтных работ в указанном заказчиком помещении, заказчик второго уровня – принять и оплатить работы в соответствии с договором, заказчик первого уровня – обеспечить оплату. Подрядчик выполнил работы с нарушением сроков, а также в ненадлежащем качестве, а позже сдал произведенные работы заказчику второго уровня как объект незавершенного строительства, уменьшив стоимость оплаты пропорционально допущенным нарушениям (акт приема объекта незавершенного строительства подписан сторонами). Договор подряда устанавливал, что оплата услуг подрядчика производится после выполнения всех законных обязательств сторонами, а также после получения заказчиком первого уровня счетов-фактур и форм КС-2 и КС-3, подписанными сторонами. Счета-фактуры подрядчиком предоставлены не были, формы КС-2 и КС-3 подписаны подрядчиком в одностороннем порядке (заказчик подписать акт отказался, имея претензии к качеству и объему выполненных работ), в связи с чем проставлены соответствующие отметки. Правомерны ли требования заказчиков по признанию подписанных актов о форм недействительными и отказ подрядчику в оплате?


Вопрос.  
     Между Банком и организацией (заемщик) подписан кредитный договор, банк предоставляет заемщику кредит. Согласно договору заемщик обязался выплатить банку следующие комиссии: комиссия за ведение ссудного счета, за каждый год действия договора; комиссия за открытие ссудного счета,  выплачивается единовременно до выдачи кредита не позднее даты заключения договора. Организация внесла плату своевременно. Может ли организация требовать возвращения уплаченной комиссии?  Правомерно ли взимание подобных комиссий?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор займа денежных средств на два года, денежные средства перечислены заемщику. Договор устанавливает срок возврата займа и процентов по нему. В договоре указано, что уплата процентов за пользование заемными средствами производится одновременно с погашением основного долга. Вправе ли организация – заемщик, применяющая метод начисления, учесть в составе расходов в целях налогообложения прибыли расходы проценты за пользование заемными средствами, рассчитанные заемщиком согласно условиям договора, но не уплаченные займодавцу по причине того, что срок возврата займа еще не наступил и основной долг не погашен?


Вопрос.  
     Между организациями А и Б договор заключен поручительства, по которому организация Б (поручитель) обязуется отвечать по денежному обязательству организации А (должника) перед кредитором должника в рамках суммы 150 тысяч рублей при условии наступления данного денежного обязательства вследствие невыполнения или ненадлежащего выполнения должником иного обязательства перед кредитором. Является ли данный договор поручительства действительным?


Вопрос.  
     По договору займа индивидуальный предприниматель (займодавец) обязалась передать в собственность организации (заемщику) наличные денежные средства в размере 80 тысяч рублей, а организация обязалась возвратить наличными данную сумму и проценты в размере 15% годовых индивидуальному предпринимателю. Срок возврата займа договором не установлен. Правомерно ли требование индивидуального предпринимателя к организации по возврату суммы займа и процентов наличными в момент, когда сумма займа и проценты превысят 100 тысяч рублей?


Вопрос.  
     
Между организацией А (арендатор) и федеральным государственным учреждением (арендодатель) заключен договор аренды здания, находящегося в государственной собственности. Стоит отметить, что торги не проводились. 
Позднее между организацией А (арендатором) и организацией Б (субарендатор) был заключен договор субаренды указанного выше здания сроком на 2 года.
Организация А известила организацию Б (субарендатора) о досрочном расторжении договора аренды, заключенного между федеральным государственным учреждением (арендодателем) и организацией А (арендатором).
В этой связи  организация Б обратилась в суд с требованием обязать организацию А заключить договор аренды на условиях договора, заключенного между организацией А  и федеральным государственным учреждением.
Правомерны ли данные требования? 
 


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между индивидуальным предпринимателем (заказчик) и  организацией (исполнитель) заключен договор перевозки, по которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги  по перевозке груза заказчика, автотранспортом исполнителя. Исполнитель обязан: оказать услуги надлежащего качества в полном объеме, в срок, безвозмездно исправить по требованию заказчика все выявленные недостатки, если в процессе оказания услуг исполнитель допустил отступление от условий договора, ухудшившее качество работы; выполнить работу с привлечением наемного водителя с полной материальной ответственностью; представить заказчику сопроводительные документы, необходимые для обеспечения контроля за сохранностью груза. Водитель  является работником исполнителя. По прибытии груза была выявлена его недостача (груз был утерян). Организация отказалась возмещать причиненный ущерб, ссылаясь  на то, что недостача груза произошла по вине водителя. Кто должен нести ответственность? Организация – исполнитель или непосредственно водитель?


Вопрос.  
     При заключении договора финансовой аренды между организацией А (лизингодатель) и организацией Б  (лизингополучатель), во исполнение условий которого лизингополучателю на срок  2 года передается автомобиль специализированный для лесозаготовок, который ранние находился в эксплуатации на протяжении 4 лет, лизингополучатель заявил выкупную цену предмета лизинга равной 10000 рублей.
Лизингодатель, посчитав выкупную стоимость заниженной, отказался заключать договор на вышеприведенных условиях.
Правомерна ли позиция лизингодателя?


Вопрос.  
     На основании акта муниципального органа о предоставлении ИП земельного участка в аренду предпринимателю между названным органом (арендодателем) и предпринимателем (арендатором) заключен договор аренды земельного участка для строительства объекта. Условиями  договора аренды предусмотрена обязанность арендатора помимо внесения арендной платы уплатить арендодателю единовременный платеж в 10-дневный срок с момента подписания данного договора. Данное условие ИП было выполнено, договор прошел государственную регистрацию в установленном порядке.
Однако через некоторое время ИП обратился в адрес арендодателя с требованием разовый платеж вернуть как необоснованно уплаченный.  В связи с отказом арендодателя данное требование удовлетворить арендатор обратился в суд с требованием о признании условия об уплате единовременного платежа при заключении договора аренды ничтожным. Правомерно ли данное требование арендатора?


Вопрос.  
     Между индивидуальным предпринимателем и другим физическим лицом подписан договор аренды жилого помещения, находящегося в частной собственности физического лица, с указанием на целевое назначение помещение – для проживания. На территории данного жилого помещения проживают работники индивидуального предпринимателя, также он проводит совещания на территории данного жилого помещения. Является ли проведение совещаний использованием жилого помещения не в соответствии с целевым назначением жилого помещения?


Вопрос.  
     Между банком и организацией – поручителем заключен договор поручительства, по которому поручитель обязуется отвечать перед банком за исполнение организацией - должником обязанности по кредитному договору. Должником допущено неисполнение обеспеченного обязательства, в связи с чем кредитор обратился к поручителю. В течение трех месяцев с даты, когда обязательства поручительства должны были быть исполнены, они поручителем не исполнены. Может ли производство по делу о банкротстве в отношении поручителя быть возбуждено арбитражным судом при условии, если данные обязательства составляют более 100 тысяч рублей?


Вопрос.  
     Между банком и организацией – поручителем заключен договор поручительства, по которому поручитель обязуется отвечать перед банком за исполнение организацией - должником обязанности по кредитному договору.
В отношении поручителя введено наблюдение. Вправе ли кредитор предъявить требование по договору поручительства организации – поручителю, при условии соблюдения общего порядка предъявления требований, установленного в законодательстве о банкротстве, если должником еще не допущено неисполнение обеспеченного обязательства по сроку, установленному в основном договоре, однако должник признан банкротом?


Вопрос.  
     Между арендодателем и арендатором заключен договор аренды под отлагательным условием, в целях обеспечения обязательств арендатора по которому между арендодателем и поручителем заключен договор поручительства. Данный договор поручительства являлся возмездным, в связи с чем поручителю арендодателем было выплачено вознаграждение. Указанное в договоре аренды условие, выражавшееся в возможном заключении в рамках определенного срока между арендодателем и арендатором договора поставки, не наступило, в связи с чем у сторон данного договора не возникло никаких прав и обязанностей. Правомерно ли требование арендодателя к поручителю о возврате суммы уплаченного вознаграждения?


Вопрос.  
     В соответствии с актом исполнительного органа муниципального образования, изданном в порядке, установленном законом,  ИП (арендатору) был предоставлен в аренду  земельный участок. Впоследствии между ИП и организацией - подрядчиком был заключен договор строительного подряда, на возведение на данном участке объекта. После возведения объекта исполнительным органом муниципального образования вынесен акт о  досрочном прекращении действия договора аренды земельным участком, а также о привидении земельного участка в первоначальное состояние, в случае неисполнения предписания налагался штраф, в связи с чем для исполнения акта, ИП заключил договор на демонтаж данного объекта. Правомерно ли требование ИП о взыскание  стоимости, оплаченных  ИП работ по демонтажу с исполнительного органа, как убытков причиненных актом данного органа, если указанный акт соответствует закону?


Вопрос.  
     Организации без проведения торгов в рамках выдачи государственной преференции на основании договора аренды, заключенного во исполнение акта органа государственной власти субъекта РФ предоставлены для выполнения работ помещения (лаборатории для проведения научных исследований), находящиеся в государственной собственности, сроком на один год. Правомерно ли по окончании срока договора аренды указанных помещений заключение его на новый аналогичный срок без проведения торгов, если срок преференции составляет согласно акту соответствующего органа два года, однако антимонопольным органом  введен ее предельный срок, равный одному году?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор аренды на зимнее время земснаряда, используемого для очистки пунктов отстоя и ремонта судов. Арендатор после заключения договора аренды обратился к арендодателю с требованием вернуть уплаченную денежную сумму и принять земснаряд обратно, сославшись на тот факт, что земснаряд не зарегистрирован в качестве объекта недвижимости, ввиду чего, договор является недействительным. Согласно договору аренды, земснаряд весь срок аренды должен находиться в пункте отстоя в зимнее время на реке, являющейся внутренним водным путем РФ. Правомерно ли требование арендатора?


Вопрос.  
     После передачи организации - профессиональному хранителю организацией - поклажедателем медицинской техники по договору хранения, был установлен факт превышения данным товаром радиационного фона более чем в 20 раз, о чем имеется заключение соответствующей экспертной организации, проводившей исследование данного товара. Данный факт установлен ввиду жалоб сотрудников хранителя на плохое самочувствие при нахождении около данного товара. На основании данного факта хранитель обратился к поклажедателю с требованием забрать товар со склада немедленно, договором прямо указана невозможность прекращения договора до истечения срока, указанного в договоре, данный срок не наступил. Правомерно ли требование хранителя, учитывая, что договор хранения еще действует?


Вопрос.  
     Организация приобрела по договору купли-продажи нежилое здание (склад), находящийся на земельном участке, принадлежащем органам местного самоуправления, судьба части участка под склад в договоре не оговорена – право собственности на часть участка под складом следовало за зданием и передано организации. Договор был заключен надлежащим образом и прошел государственную регистрацию. Позднее организация снесла купленный склад, заявив органам местного самоуправления, что площадь участка, ранее занятая площадями склада является собственностью организации, потребовав обременения другой части участка, принадлежащего органам местного самоуправления, сервитутом для использования приобретенного участка. Правомерны ли требования организации?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды помещения, условия которого не содержали в себе информации относительно того, на кого возложена обязанность по проведению капитального ремонта. При эксплуатации данного помещения арендатором,  в связи с износом несущих конструкций, окон, указанное помещении потребовало срочного капитального ремонта. После неоднократного отказа арендодателя от проведения капитального ремонта, арендатор произвел его собственными силами. После проведения работ арендодатель отказался принимать работу и требовал переделать ее, так как ему не понравилась внутренняя отделка помещения. Арендатор отказался переделывать работу, мотивируя свой отказ тем, что если у арендодателя были какие-либо требования к ремонту, необходимо было изначально указывать их в договоре или проводить ремонт самостоятельно в соответствии со статьей 616 ГК РФ.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Стороны подписали договор аренды помещений. Помещение, передаваемое в аренду, нуждалось в капитальном ремонте, провести который обязался арендатор, в счет арендной платы. В договоре стороны не указали цену, в пределах которой капитальный ремонт должен был сделан и сроки его проведения. В последствии, между сторонами возник спор по поводу цены ремонтных работ, которые должен был выполнить арендатор (арендатор, указывая на стоимость ремонта, ссылался согласно пункту 3 статьи 424 ГК РФ на стоимость аналогичных работ в данной местности). В связи с этим он обратился в суд с иском признании данного договора смешанным с элементами подряда и аренды, и недействительности в части договора подряда (чтобы не выполнять ремонт именно арендатору) на основании того, что он не соответствует требованиям, предъявляемым к нему Главой 27 ГК РФ, так как в размерах суммы заявленной арендодателем, он выполнять свою обязанность по проведению ремонта не хотел.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Организация заключила договор с юридической фирмой на предоставление юридических услуг в рамках гражданско-правового процесса в суде общей юрисдикции. В условии договора указано, что моментом окончания данного договора, является момент окончания гражданского дела, в рамках которого юристу поручено представлять права и интересы организации. Решение было вынесено в пользу организации, и после судебного заседания представитель юридической фирмы сказал, что его поручение выполнено и действие договора прекращено.
Правомерна ли позиция юридической организации, если решение еще не вступило в законную силу и исполнительный лист не выдан?


Вопрос.  
     В дорожно-транспортном происшествии автомобилю потерпевшего был причинен вред, вследствие чего он обратился к своему страховщику, однако требование было удовлетворено не в тридцатидневный срок, а позже (в судебном порядке) с уплатой пени за просрочку. Правомерно ли денежное требование страховщика потерпевшего к страховщику причинителя вреда в размере уплаченной потерпевшему страховой суммы и неустойки? Вправе ли он потребовать уплаты неустойки в случае несвоевременного удовлетворения данных требований? Если да, то на какую сумму?


Вопрос.  
     Между организациями А и Б договор заключен поручительства, по которому организация Б (поручитель) обязуется отвечать по денежному обязательству организации А (должника) перед кредитором должника в рамках суммы 150 тысяч рублей при условии наступления данного денежного обязательства вследствие невыполнения или ненадлежащего выполнения должником иного обязательства перед кредитором. Является ли данный договор поручительства действительным?


Вопрос.  
     По договору займа индивидуальный предприниматель (займодавец) обязалась передать в собственность организации (заемщику) наличные денежные средства в размере 80 тысяч рублей, а организация обязалась возвратить наличными данную сумму и проценты в размере 15% годовых индивидуальному предпринимателю. Срок возврата займа договором не установлен. Правомерно ли требование индивидуального предпринимателя к организации по возврату суммы займа и процентов наличными в момент, когда сумма займа и проценты превысят 100 тысяч рублей?


Вопрос.  
     Между ООО «А» (Заказчик) (в уставе ООО указан следующий  перечень деятельности: удаление и обработка твердых бытовых отходов; обработка неметаллических отходов и лома; сбор, транспортировка, захоронение и переработка твердых бытовых отходов ) в лице генерального директора и организацией «П» (Исполнитель) заключен договор на выполнение проектных и изыскательских работ, в соответствии с условиями которого исполнитель обязался по заданию А выполнить изыскательские работы и разработать техническую документацию "Реконструкция полигона твердых бытовых отходов», а ООО «А» - принять и оплатить их результат.  Полагая, что указанный договор является для ООО «А»  крупной сделкой, связанной с отчуждением имущества (денежных средств), стоимость которого, составляет более 25 процентов стоимости активов,  представитель ООО «А» требует признания недействительности договора. Генеральный директора «А» считает, что данный договор является обычной хозяйственной деятельностью организации, ранее подобные договоры организацией не заключались. Можно ли отнести такой договор к крупной сделки или он является обычной хозяйственной деятельностью? Может ли представитель ООО «А» требовать признания сделки недействительной?


Вопрос.  
     Между организацией А (арендатор) и федеральным государственным учреждением (арендодатель) заключен договор аренды здания, находящегося в государственной собственности. Стоит отметить, что торги не проводились.
Позднее между организацией А (арендатором) и организацией Б (субарендатор) был заключен договор субаренды указанного выше здания сроком на 2 года.
Организация А известила организацию Б (субарендатора) о досрочном расторжении договора аренды, заключенного между федеральным государственным учреждением (арендодателем) и организацией А (арендатором).
В этой связи  организация Б обратилась в суд с требованием обязать организацию А заключить договор аренды на условиях договора, заключенного между организацией А  и федеральным государственным учреждением.
Правомерны ли данные требования? 


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация – резидент (покупатель) заключила с иностранной компанией – нерезидентом (поставщик) внешнеторговый контракт на поставку товара. Контракт был принят на обслуживание в уполномоченный банк, в котором был оформлен паспорт сделки, где был указан, в том числе, юридический адрес организации-резидента. После этого, организацией – резидентом юридический адрес был изменен, внесены соответствующие изменения в контракт, после чего была осуществлена валютная операция по оплате товара поставщику. Документы для переоформления паспорта сделки организацией – резидентом в банк поданы не были. При этом очередной срок представления в банк паспорта сделки, документов и информации еще не наступил.   
Нарушают ли действия организации – резидента валютное законодательство Российской Федерации?


Вопрос.  
     Между банком и организацией был заключен кредитной договор. По условиям договора банк вправе в одностороннем порядке изменять размер процентных ставок по выданному кредиту, заведомо уведомив заемщика, однако, в договоре не было предусмотрено обязательное указание причин увеличения процентной ставки.
Банк выслал организации уведомление об изменении процентной ставки в сторону увеличения, при этом, не указав причину увеличения процентной ставки.
Организация, не согласившись с изменением банком размера процентных ставок в одностороннем порядке, обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным кредитного договора, указав, что произвольное увеличение процентной ставки по кредитному договору противоречит законодательству.
Правомерна ли позиция организации?


Вопрос.  
     

Между организациями заключен договор купли-продажи судна. Договором установлено, что продавец передает покупателю судно в течении 15 дней с момента оплаты цены судна, установленной договором. Кроме того, договором установлено, что продавец обязуется по факту оплаты передать покупателю свидетельство о праве собственности на передаваемое судно в комплекте с доверенностью на представителя покупателя на снятие и постановку судна на учет в судоходной инспекции. После внесения покупателем оплаты, организация продавец была ликвидирована по решению суда. Покупателю было отказано в регистрации судна на том основании, что не имеется факта государственной регистрации прекращения  права собственности продавца на указанное судно, ввиду чего, государственная регистрация права собственности покупателя на данное судно невозможна. Правомерен ли отказ в регистрации судна?



Вопрос.  
     Правомерно ли положение договора купли-продажи недвижимого имущества, находящегося в муниципальной собственности и составляющего муниципальную казну, приобретаемого в порядке Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ "Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" организацией - субъектом малого предпринимательства - бывшим арендатором такого имущества, о сохранении обязательств по внесению данной организацией арендной платы в течение двух месяцев после его заключения?


Вопрос.  
     Между организацией (ООО, заемщик) и банком заключен кредитный договор. Во исполнение договора банк перечислил на счет заемщика денежные средства. Кроме того, организация являлась одним из кредиторов банка.
В связи с отсутствием средств на корреспондентском счете банка ЦБ РФ вынес предписание о запрете на осуществление банком операций, несущих кредитный риск, в том числе, приобретение прав требования денежных средств.
Затем, приказом ЦБ РФ у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций. По решению арбитражного суда банк признан несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство. Назначен конкурсный управляющий.
Однако, в период действия предписания банк осуществил банковскую операцию, в соответствии с которой организация (ООО) в счет исполнения обязательств по кредитному договору досрочно погасила кредит, что подтверждается платежными поручениями.
Конкурсный управляющий банка, считая, что банковская операция, совершенная в период запрета на совершение операций, влечет предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора перед другими кредиторами, обратился в арбитражный суд с иском о признании данной операции недействительной.
Правомерна ли позиция конкурсного управляющего?
 


Вопрос.  
     Две организации подписали договор аренды помещения. Акт приемки-передачи помещения подписан сторонами без замечаний, ключ от помещения был передан при подписании данного акта. Спустя месяц арендодатель потребовал арендатора вернуть ключ от помещения, мотивировав свое требование тем, что арендодатель за месяц должен был обеспечить себя необходимыми копиями, так как арендодатель не обязан отдавать ему свой экземпляр ключа.
Правомерна ли позиция арендодателя, если условиями договора данный вопрос не урегулирован? 


Вопрос.  
     По результатам процедуры направления обязательного предложения заключен договор купли-продажи голосующих акций ОАО, предварительное согласие антимонопольного органа на осуществление которого неправомерно не было получено (стоимость активов организации - приобретателя, всех юридических лиц, принадлежащих к той группе лиц, что и организация - приобретатель на момент совершения сделки превышала семь миллиардов рублей, приобретатель ранее распоряжался 35 процентами голосующих акций, и получил право распоряжаться 55 процентами таких голосующих акций, основания неприменения требования о получении предварительного согласия антимонопольного органа на осуществление сделки отсутстовали).
Вправе ли требование о признании недействительной и применении последствий недействительности рассматриваемого договора по причине отсутствия согласия антимонопольного органа на совершение такой сделки предъявить лицо (тоже организация), акцептовавшее обязательное предложение?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации заключили договор транспортной экспедиции, в соответствии с которым экспедитор обязался организовать перевозку груза заказчика. Во время перевозки произошло дорожно-транспортное происшествие, виновным в котором был признан водитель, являющийся работником экспедитора. Так как в добровольном порядке ущерб не был возмещен, то заказчик направил экспедитору претензию, но за пределами срока, установленного статьей 12 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности"  по причине того, что юрист организации заказчика, который сопровождал указанную сделку, находился долгое время в больнице. Экспедитор посчитал причину пропуска данного срока неуважительной и отказал в рассмотрении претензии.
Правомерна ли позиция экспедитора?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор инвестирования в соответствии с которым инвестор финансирует строительство бизнес-центра пропорционально своей доли в объекте, которая по стоимости равно двух помещениям. По окончании строительства, заказчик в нарушение своих  обязательств по договору уклонялся от передачи помещения инвестору, вследствие чего инвестор обратился в суд с иском об обязании заказчика передать помещение и необходимые документы.
Правомерны ли требования инвестора?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор инвестирования в соответствии с которым инвестор финансирует строительство бизнес-центра пропорционально своей доли в объекте, которая по стоимости равно двух помещениям. По окончании строительства, заказчик в нарушение своих  обязательств по договору уклонялся от передачи помещения инвестору, вследствие чего инвестор обратился в суд с иском с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество. Следует ли в данном случае в рамках отдельного требования заявлять требование о государственной регистрации?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организации распоряжением представительного органа муниципального образования без проведения торгов предоставлен земельный участок под строительство, ввиду участия в программе по развитию застроенной территории (организацией в установленном порядке заключен договор о развитии застроенной территории), на праве аренды. Вправе ли стороны включить в договор аренды, являющийся смешанным договором, содержащим в себе также условия договора совместной деятельности, условие о предоставлении права аренды земельного участка в качестве вклада в совместную деятельность по строительству недвижимости?


Вопрос.  
     Между организацией и представительным органом муниципального образования в установленном порядке заключен договор аренды земельного участка сроком 10 лет. Вправе ли стороны данного договора и другая организация, заключая соглашение о переводе полномочий арендатора на данную другую организацию и внесении изменений в договор аренды, включить в него положение, согласно которому новый арендатор обязуется в установленный в соглашении срок выплатить бывшему арендатору компенсацию в определенной сумме (мотив компенсации – плата за передачу прав и обязанностей по договору аренды другой организации)?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор подряда на основании, которого, подрядчик обязался возвести здание на земельном участке, принадлежащем заказчику на праве собственности. После введения указанного здания в эксплуатацию, заказчик заключил договор аренды, в соответствии с которым он передавал право пользования нескольких помещений в указанных зданиях за определенную плату.
Является ли договор аренды действительным, если на момент его заключения право собственности на указанное здание еще не было зарегистрировано в установленном законом порядке?
 


Вопрос.  
     Две организации заключили договор простого товарищества, согласно условиям которого Организация А предоставляет земельный участок, принадлежащий ей на праве собственности, на котором организация В с помощью своих строительных материалов должно возвести складские помещения. Организация А после того, как складские помещения были возведены, уклонялась от передачи  принадлежащего ей земельного участка и оформило право собственности на возведенные здания только на себя. Организация В обратилась в суд с требованием признания права собственности на долю в созданном недвижимом имуществе.
Как следует в данном случае суду квалифицировать заявленные требования?


Вопрос.  
     В связи с возбуждением исполнительного производства и вынесения решения о наложении ареста на имущество комиссионера, комитент предъявил иск комиссионеру с требованием об исключении имущества из состава арестованного имущества.
Так как имущество, переданное комиссионеру для  выполнения поручения в рамках договора комиссии невозможно выделить из имущества, принадлежащего комиссионеру, вправе ли комитент уточнить исковые требования и заявить о признании права собственности в праве общей долевой собственности на весь объем схожей продукции комиссионера?


Вопрос.  
     Организация А заключила договор комиссии с организацией В, в соответствии с которым организация А, выступая в роли комиссионера обязуется заключить договор купли продажи имущества организации В от своего имени за обусловленную договором цену. Организация А в установленный договором срок реализовала имущество организации В третьему лицу.
Спустя некоторое время покупатель обратился к комиссионеру с иском о признании договора купли-продажи недействительным и применения последствий недействительности сделки, комиссионер в своих возражениях указал на то, что иск предъявлен к ненадлежащему лицу, так как данная сделка заключалась в рамках договора комиссии и денежная сумма по договору передана комитенту.
Вправе ли в данном случае  покупатель предъявить иск непосредственно к комитенту, а не к комиссионеру, который является продавцом по договору купли-продажи?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды здания, по условиям которого обязанность по проведению текущего и капитального ремонта возложена на арендатора. В процессе ремонта помещения, арендатором была произведена замена замков дверей всех помещений. По окончанию срока аренды было обнаружено, что ключи от дверей помещений в указанном здании только в одном экземпляре. Арендодатель потребовал сделать копию всех ключей, так как одного экземпляра недостаточно в связи с тем, что при последующей сдачи в аренду указанного здания, один ключ передается арендатору, а другой должен оставаться у арендодателя, и на предыдущие замки у него было два экземпляра ключа. Арендатор отказался выполнять требование арендодателя, мотивировав свою позицию тем, что для того чтобы отпереть дверь нужен один ключ.
Правомерна ли позиция арендодателя?


Вопрос.  
     Между организацией-поставщиком (далее поставщик) и организацией-покупателем (далее покупатель) заключен договор на производство и поставку продукции – столового вина. По данному договору поставщик произвел и поставил покупателю продукцию, который в свою очередь продал ее третьей стороне. Позднее третья сторона предъявила требования к покупателю о возврате продукции, в виду ее несоответствия требованиям ГОСТ Р 52523-2006 "Вина столовые и виноматериалы столовые. ОТУ", данный вывод основывался на заключении уполномоченной экспертной организации, которая провела экспертизу по заказу третьей стороны, перед передачей указанной продукции ее контрагентам, требование покупателем было удовлетворено, а некачественный товар впоследствии уничтожен. Поставщик отказал покупателю в выплате понесенных им расходов, мотивировав это тем, что покупатель самовольно уничтожил товар, и прошел гарантийный срок, указанный в договоре – 6 месяцев. Имеет ли покупатель право на возмещение затрат, правомерно ли уничтожен товар?


Вопрос.  
     Организацией, осуществляющей услуги продажи строительной техники, переданы на хранение организации - профессиональному хранителю, для возмездного оказания услуг хранения, два новых цементовоза, о чем составлен соответствующий акт, использование хранителем техники не предусмотрено. Организация планирует последующую продажу указанной техники. Договор хранения заключен на срок 2 года. По истечении договора при принятии техники поклажедатель обнаружил явные следы эксплуатации указанной техники – следы коррозии кабин, наличие затвердевшего раствора цемента в миксерах, неисправности трансмиссии. Организация обратилась к хранителю с претензией об уплате стоимости новых цементовозов. Хранитель отказался от уплаты суммы стоимости новых цементовозов, заявив, что техника пригодна для использования ее по прямому назначению, и оплате подлежит лишь сумма, на которую понизилась стоимость цементовозов. Правомерна ли позиция организации-хранителя?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор строительного подряда на строительство склада. Условиями договора предусмотрено, что подрядчик исправляет недостатки работ самостоятельно, за исключением случаев, когда подрядчиком будут нарушены сроки выполнения работ, либо когда в работе будут обнаружены явные недостатки, - в таком случае заказчик будет вправе обратить к третьему лицу. Работа по данному договору была выполнена вовремя, и акт приемки-передачи был подписан без замечаний. Однако через месяц был выявлен ряд недостатков, а именно неисправности в проводке, в вентиляционном оборудовании, для устранения которых заказчик обратился к третьему лицу, оплатив его работу. В - последствии, заказчик обратился к подрядчику с требованием о взыскании сумм, которые потребовались для устранения недостатков.
Правомерна ли позиция подрядчика?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды помещения, в здании, управление которым поручено Управляющей организации. Арендатор и Управляющая организация заключили договор, в котором предусмотрено, что расходы за пользование общим имуществом ложатся на арендатора. Тем не менее, в договоре аренды стороны не указали, что бремя нести данное расходы ложится на арендатора. Оплата данных счетов управляющей компании так и не была произведена и она обратилась к арендатору с требованием погасить задолженность. Арендатор отказался производить оплату. Мотивировав свой отказ тем, что в договоре аренды стороны не предусмотрели такой обязанности арендатора, следовательно, бремя расходов по пользованию общим имуществом лежит на собственнике.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Две стороны (организации) заключили договор аренды помещения на неопределенный срок, в соответствии с которым, в случае одностороннего отказа от договора, сторона должна уведомить другую сторону о таком расторжении за 30 дней с указанием причин. Впоследствии арендатору пришло письмо от арендодателя, в котором он уведомлял о расторжении договора, но причину, которая послужила основанием для расторжения договора в уведомлении указана не была. Арендатор посчитал данное уведомление ненадлежащим и спустя 30 дней отказался покидать занимаемое им помещение.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды помещения, которое предполагалось использовать как офисное помещение, без указания его целевого назначения в договоре. В соответствии с условиями договора, электроэнергия и другие коммунальные платежи оплачиваются арендодателем. В связи задолженностью арендодателя по оплате коммунальных услуг, в помещении была отключена электроэнергия в течение двух месяцев. Арендатор отказался оплачивать арендную плату  за это время, так как в течение двух месяцев он не мог работать в обычном режиме. Арендодатель обратился с иском в суд с требованием о взыскании арендной платы, мотивируя требования тем, что помещения использовались арендатором в качестве склада в эти два месяца.
Правомерно ли требования арендодателя?


Вопрос.  
     Между двумя организациями заключен договор финансовой аренды (лизинга), в соответствии с условиями которого лизингодатель предоставляет лизингополучателю во временное владение и пользование приобретенное им оборудование, указанное лизингополучателем. По окончанию срока данного договора, стороны указали право приобретения лизингополучателем в собственность арендуемого имущества. Но, стороны расторгли договор ранее срока указанного в договоре, и лизингополучатель потребовал возмещении ему части суммы, так как в сумму арендных платежей входит часть стоимости арендуемого имущества.
Правомерна ли позиция лизингополучателя?
 


Вопрос.  
     Между организацией (ООО, лизингополучатель) и организацией (ЗАО, лизингодатель) заключен договор лизинга, в соответствии с которым лизингодатель обязался передать в лизинг лизингополучателю имущество (автомобиль).
Договор был заключен с условием последующего перехода права собственности на предмет лизинга. Договором был определен срок лизинга.
Организацией (ООО) были досрочно уплачены все лизинговые платежи, в связи  чем она обратилась к организации (ЗАО) о предоставлении права собственности на автомобиль. В качестве доказательств оплаты всех лизинговых платежей лизингополучатель представила платежные поручения, в которых в графе "назначение платежа" указан иной номер договора лизинга (т.к. между организациями одновременно заключено несколько договоров лизинга). При этом организация – лизингополучатель уведомила организацию – лизингодателя о том, что данные платежные поручения необходимо считать платежами по данному договору.
Организация (ЗАО) не огласилась предоставить организации (ООО) автомобиль в собственность, указав, что представленные платежные поручения содержат в графе "назначение платежа" иной номер договора лизинга, в связи с чем не являются надлежащим доказательством досрочного исполнения обязательств по договору.
Правомерна ли позиция организации (ЗАО)?


Вопрос.  
     Администрацией субъекта Российской Федерации было принято решение о ликвидации должника - унитарного предприятия и назначена ликвидационная комиссия; была подана заявка на публикацию сообщения о ликвидации должника, сообщено в налоговый орган о принятом решении.
По заявлению уполномоченного органа в отношении ликвидируемого должника введена процедура банкротства, так как в течение трех месяцев последним не производилась уплата обязательных платежей, и сумма общей задолженности составляла более 100 000 рублей, -  в отношении должника была введена процедура наблюдения.
 В ходе производства по делу иной уполномоченный орган (далее – заявитель) представил заявление об уточнении требований, в котором просил суд прекратить производство по делу о банкротстве в связи с тем, что задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами составляет менее 100 000 руб., и, таким образом, признаки банкротства у должника отсутствуют. Заявитель полагает, что суд при определении достаточности имущества не должен был учитывать имущество, принадлежащее должнику на праве хозяйственного ведения. Правомерна ли позиция заявителя?


Вопрос.  
     Организации уполномоченным органом субъекта РФ было отказано в выдаче разрешения на оказание услуг легкового такси. Уполномоченный орган мотивировал отказ тем, что организация должна предоставить договор с медицинской организацией на проведение ежедневных медицинских осмотров водителей такси и договор со станцией технического обслуживания на оказание услуг по проведению технического осмотра автомобилей организации раз в 6 месяцев. Правомерно ли требование о предоставлении указанных договоров?


Вопрос.  
     Поставщиком покупателю поставлена партия из 11 автоматизированных токарных станков, также поставщик по договору обязался провести пуско-наладочные работы, оплата произведена сразу же после поставки, что является условием договора, качество станков в договоре не оговорено. При производстве пуско-наладочных работ указанных станков, находящихся в цехе, принадлежащем покупателю, произошел скачок напряжения, что привело к выходу из строя 3 станков. Покупатель обратился к поставщику с претензией о допоставке 3 станков надлежащего качества. Поставщик отказался удовлетворить требования покупателя, ссылаясь на тот факт, что скачок напряжения произошел в помещении, принадлежащем покупателю, станки являются собственностью покупателя, кроме того, повреждение станков не явилось следствием его виновных действий. Правомерна ли позиция поставщика?


Вопрос.  
     Организация застраховала принадлежащее ей на праве собственности производственное оборудование. Данное оборудование страхуется в отношении риска уничтожения пожаром, выхода из строя в результате короткого замыкания в электрической сети, а также утраты оборудования в результате его хищения. Заключенным договором страхования не определен круг документов, являющихся подтверждением факта хищения оборудования. Ввиду хищения неустановленными лицами застрахованного оборудования, организация обратилась к страховщику для выплаты последним страхового возмещения, на что был получен отказ. По факту хищения возбуждено уголовное дело. Судебное разбирательство не ведется в виду не установления пока лиц, совершивших хищение. Данный отказ основан на том, что по заявлению страховщика документом, являющимся подтверждением факта хищения, а соответственно наличия страхового случая, является вступившее в силу решение суда, в котором бы был указан факт хищения и виновные лица. Правомерен ли отказ от выплаты возмещения?


Вопрос.  
     Организация осуществляет проведение корпоративных мероприятий. Указанная организация заключила договор страхования оборудования, используемого для проведения мероприятий (усилители, проигрыватели и т.д.), страхование осуществляется от уничтожения имущества, его порчи третьими лицами, хищения имущества. Договором установлено, что хищение имущества признается страховым случаем в рамках договора, если данное хищение осуществляется на территории муниципального образования, в котором зарегистрирована организация. При проведении увеселительных мероприятий в ином муниципальном образовании, оборудование было похищено. При обращении организации к страховщику за страховым возмещением, был получен отказ, ввиду того, что хищение, произошедшее на территории иного муниципального образования. Является ли отказ в данном случае правомерным?


Вопрос.  
     Между организацией и страховой компанией заключен договор имущественного страхования, по которому страховщик обязуется выплатить страховое возмещение или оплатить стоимость восстановительного ремонта автомобиля, принадлежащего организации на праве собственности, который страхуется в рамках данного договора. Ввиду наступления факта ДТП,  страхователь предоставил справку из экспертного учреждения о сумме причиненного ущерба, на основании чего была определена стоимость ремонта автомобиля в рамках заявленной суммы. После оценки стоимости ремонтных работ и направления автомобиля для проведения ремонта были выявлены скрытые повреждения узлов и механизмов, что требовало их ремонта и замены. Данные повреждения вызваны ДТП. Страховщик отказался оплатить стоимость работ по устранению скрытых повреждений автомобиля, сославшись на тот факт, что в заключении эксперта не содержится указания на данные повреждения. Автомобилем управлял работник организации, в рамках исполнения своих трудовых обязанностей. Вины водителя в ДТП не установлено. Правомерен ли отказ от оплаты ремонта скрытых повреждений?


Вопрос.  


Вопрос.  
     В ходе процедуры наблюдения в отношении организации-должника, по договору цессии кредитор должника передал уступку права требования другому лицу. Произведена замена кредитора правопреемником по заявлению последнего. Должник считает эти действия неправомерными, просит признать договор уступки права требования ничтожным, в связи с отсутствием письменного согласия временного управляющего на заключение директором данного общества договора уступки права требования.
Может ли позиция должника быть признана правомерной?


Вопрос.  
     В случае, когда в ходе процедуры наблюдения в отношении организации-должника, по договору цессии кредитор должника передал право требования другому лицу, но при этом отсутствовало письменное согласие временного управляющего на заключение директором организации-кредитора договора уступки права требования с , в связи с чем должник посчитал эти действия неправомерными и попросил признать договор уступки права требования ничтожным, позиция должника не может быть неправомерной, так как если  договор уступки права требования, заключенный в ходе процедуры наблюдения, временным управляющим в судебном порядке не оспорен, то у
суда не будет оснований для признания указанного договора ничтожной сделкой.
 
Обоснование: В силу пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
  В соответствии с пунктом 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.
В соответствии с пунктом 2 статьи 64  Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – Закон №127-ФЗ)  органы управления должника могут совершать исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом, сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок, связанных с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требования, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника.
Согласно
абзацу 1 пункта 1 статьи 66 Закона № 127-ФЗ временный управляющий вправе предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок и решений, а также требований о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований, установленных статьями 63 и 64 названного Закона.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте "д" информационного письма от 14.04.2009 N 129 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснил, что оспоримыми являются предусмотренные пунктом 2 статьи 64 Закона о банкротстве сделки, которые были совершены органами управления должника без согласия временного управляющего.
В соответствии с пунктом 30 Постановлением Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63"О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" согласно статье 61.9 Закона №127-ФЗ заявление об оспаривании сделки по правилам главы III.1 данного закона может быть подано в суд внешним управляющим или конкурсным управляющим. В связи с этим заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 и 61.3 Закона №127-ФЗ может быть подано только в процедурах внешнего управления или конкурсного производства. Указанным постановлением судам предписано учитывать, что Закон № 127-ФЗ также предусматривает возможность оспаривания сделок, совершенных в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления, по специальным основаниям (в частности, абзац второй пункта 1 статьи 66, пункт 5 статьи 82 и абзац седьмой пункта 4 статьи 83 Закона №127-ФЗ).
По указанным специальным основаниям сделки могут быть оспорены в ходе соответствующих процедур по правилам главы III.1 Закона № 127-ФЗ в деле о банкротстве.
Совершенные в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления сделки также могут быть впоследствии оспорены по указанным специальным основаниям по правилам главы III.1 Закона № 127-ФЗ в процедурах внешнего управления или конкурсного производства.
В таком случае, если договор уступки права требования, заключенный в ходе процедуры наблюдения, временным управляющим в судебном порядке не оспорен, то он не может быть признан ничтожной сделкой.
С учетом сформировавшейся судебной практики,  данную точку зрения поддерживает и правоприменитель. Постановлением ФАС Северо-Западного округа от 28.07.2011 по делу N А56-14106/2010 обязал отменить судебные акты нижестоящих судов и направить на новое рассмотрение, так как договор уступки права требования, заключенный в ходе процедуры наблюдения, временным управляющим в судебном порядке не оспорен, и при таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не вправе был признавать указанный договор уступки права требования ничтожной сделкой.
Таким образом, если судом установлено, что исполнение судебного акта по делу является надлежащим, а договор уступки права требования,  заключенный в ходе процедуры наблюдения, временным управляющим в судебном порядке не оспорен, суд не вправе признавать указанный договор уступки права требования ничтожной сделкой.


Вопрос.  
     Между ЮЛ, собственником ТС и Страховой компанией (Далее - СК) был заключен договор страхования ТС. Правилами СК предусмотрено следующее: в силу пункта 14.1. Правил выплата страхового возмещения осуществляется после признания Страховщиком события страховым случаем на основании представленных Страхователем (Выгодоприобретателем) всех необходимых документов, подтверждающих факт наступления страхового случая, его причины, характер и размер ущерба, и составления Страховщиком (уполномоченным им лицом) акта осмотра, оформляемого до устранения (ремонта) повреждений, причиненных в результате страхового случая и фиксирующим указанные повреждения.
В соответствии с пунктом 14.2. Страхователь (Выгодоприобретатель), намеренный воспользоваться своим правом на выплату страхового возмещения по риску «АВТОКАСКО» или риску «УЩЕРБ» кроме письменного Заявления о выплате страхового возмещения обязан предъявить Страховщику поврежденное ТС или остатки от него для осмотра до его ремонта, а также представить Страховщику список перечисленных документов.
В соответствии с пунктом 14.3.Правилами установлен дополнительный перечень документов для предоставления страхователем при угоне.
Пунктом 14.13. Правил установлено, что после признания события страховым случаем по риску «УГОН (ХИЩЕНИЕ)» Страхователь (Выгодоприобретатель) и Страховщик подписывают соглашение о правовом положении застрахованного ТС и/или Дополнительного оборудования и взаимоотношениях сторон на случай его (их) обнаружения. Соглашение составляется в течение 15 рабочих дней с момента получения документов и предметов, указанных в п.п.14.2.-14.7. Правил.
В силу пункта 14.16. Правил выплата страхового возмещения в денежной форме производится Страхователю (Выгодоприобретателю), если иное не оговорено в договоре страхования или дополнительном соглашении к нему, в течение 15 рабочих дней с даты утверждения Страховщиком Страхового акта.
В силу пункта 17.1. Правил по спорам, вытекающим из неисполнения или ненадлежащего исполнения Страховщиком условий договора страхования, обязательно соблюдение досудебного порядка урегулирования спора – предъявления письменной претензии. Споры по договору страхования, заключенному на основании Правил, между Страховщиком и Страхователем (Выгодоприобретателем) разрешаются путем переговоров между сторонами в течение 15 рабочих дней с момента получения претензии, а при недостижении согласия в судебном порядке.
Ни договором, ни дополнительным соглашением не установлены иные условия.
ТС, принадлежащее ЮЛ и застрахованное по КАСКО в СК было угнано.  В какие сроки страховая компания обязана рассмотреть данное дело и произвести страховую выплату?
Как поступить в случае, если страховая компания затягивает сроки?
 


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды, по условиям которого текущий ремонт должен быть проведен арендатором, с последующим возмещением арендодателем  всех затрат, связанных с ним. После проведения ремонта, при расчете за проделанную работу арендодатель отказался оплачивать отдельно ключи от замков, так как, по его мнению, замок и ключи не могут быть проданы отдельно. Арендатор предъявил чек, в соответствии с которым, ключи от замка были проданы отдельно от самого замка и потребовал оплатить указанные расходы.
Правомерна ли позиции арендодателя?


Вопрос.  
     Две иностранных организации, филиалы которых находятся на территории РФ, собирались заключить договор аренды жилого помещения, текст которого был исполнен на иностранном языке. При проверке текста и утверждении данных договоров одна из сторон не подписала его, мотивируя тем, что без приложения к ним текста договора на русском языке, они считаются недействительными. Другая организация настаивала на заключении подобного договора, мотивируя свою позицию тем, что законодательного запрета на заключения договора на иностранном языке в РФ не существует.
Возможно ли заключение договора в РФ на иностранном языке?


Вопрос.  
     Между организацией, обладающей на праве собственности малым самоходным судном, зарегистрированным в порядке, установленном федеральным законодательством в Государственном судовом реестре, и индивидуальным предпринимателем, заключен договор доверительного управления данным судном. В последствии, между индивидуальным предпринимателем и третьим лицом был подписан договор аренды данного имущества. Подлежит ли данный договор и переход права пользования на данное имущество соответствующей регистрации в Государственном судовом реестре?


Вопрос.  
     Муниципальное образование (арендодатель) и организация (арендатор)   заключили договор аренды земельного участка на 5 лет.  По истечению срока указанный договор продлен на неопределенный срок. В ходе исполнения договора, организация (арендатор) приобрела в собственность здание, прилегающее к земельному участку, сданному в аренду организации (арендатору). К указанному зданию организацией  (арендатором) возведена дополнительная пристройка вспомогательного использования в границах земельного участка, предоставленного организации по договору аренды земельного участка. Муниципальное образование посчитало данную пристройку самовольной постройкой, возведенной без специального разрешения на строительство, и обратилось в суд с требованием произвести снос данной пристройки.
Имела ли право организация  (арендатор) возводить данную пристройку, если капитальные конструкции здания она не изменила и на характеристики надежности и безопасности объекта не повлияла? 


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организацией и органом местного самоуправления был заключен договор водопользования на один год, в соответствии с условиями которого, последнее предоставило истцу в пользование водный объект. В условиях договора стороны указали, что плата за пользование водным объектом вносится каждый месяц не позднее 15-го числа месяца, следующего за истекшим платежным периодом. Изменение размера платы  или ее перерасчет оформляется подписанием дополнительного соглашения. После окончания действия договора (последний день месяца), 3 числа следующего месяца организация направила проект дополнительного соглашения об изменении цены за последний месяц действия договора, в связи с уменьшением объема забора водных ресурсов в предыдущем месяце. Орган местного самоуправления отказался его подписывать, так как срок действия договора окончен, а в договоре стороны закрепили, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору
Правомерна ли позиция органа местного самоуправления?


Вопрос.  
     Организация занимает по договору аренды нежилое помещение в многоквартирном доме, управление которым осуществляет управляющая компания. Однако между организацией и управляющей компанией не заключен договор по управлению многоквартирным домом. Организация отказывается вносить платежи за пользование общим имуществом, возложенных на нее договором аренды, мотивируя свою позицию тем, что между ней и управляющей компанией отсутствует договор по управлению многоквартирным домом, в котором стороны могли бы согласовать соответствующие платежи и которое бы породило основание обязанности по уплате таких платежей.
Правомерна ли позиция организации?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор страхования, в соответствии которым, страховщик обязуется выплатить страховое возмещение страхователю при наступлении страхового случая – ДТП или хищения автомобиля. Правилами страхования установлено, что в случае если страхователь утерял регистрационные документы на автомобиль или ключи зажигания от автомобиля и обратился в компетентные органы для восстановления регистрационных документов, то страхователь обязан сообщить об этом факте страховщику, в противном случае страхователь теряет право на страховое возмещение при хищении автомобиля, так как факт утери ключа или регистрационных документов повышают риски страховщика. Правилами страхования также установлено, что в силу увеличения рисков страховщика ввиду факта утери ключей или документов, он имеет право отказать в выплате страхового возмещения. Страхователем были утеряны регистрационные документы на автомобиль, ввиду чего он обратился в компетентный орган для получения дубликата утраченного документа. Позднее застрахованный автомобиль был похищен, страховщик отказался выплатить страховое возмещение, заявив, что он не несет обязанности по уплате страхового возмещения ввиду того, что страхователь не уведомил его о факте утери регистрационного документа и получении его дубликата, что указывает на право страховщика отказать в выплате возмещения. Правомерен ли отказ от выплаты страхового возмещения в данном случае?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор страхования в силу которого, страховщик обязуется выплатить суммы страхового возмещения при повреждении застрахованного автомобиля в ДТП. Правилами страхования установлено, что при повреждении автомобиля на 65% он считается полностью уничтоженным. При наступлении ДТП застрахованный автомобиль получил повреждения в размере 67% процентов, ввиду чего, страховщик выплатил полную стоимость автомобиля с учетом износа. Страховщик обратился к страхователю гражданской ответственности водителя - причинителя вреда, чья вина установлена судом, для взыскания убытков в порядке суброгации. Страховщик гражданской ответственности причинителя вреда отказался выплатить сумму страхового возмещения в полном объеме, так как автомобиль фактически не был уничтожен, а условие о признании автомобиля полностью уничтоженным при получении определенных повреждений не указывает на факт уничтожения имущества. Сумма возмещения выплачена пропорционально проценту повреждения автомобиля, исходя из его стоимости с учетом износа. Правомерен ли отказ от выплаты страхового возмещения?


Вопрос.  
     Подрядная организация "А" произвела работы Заказчику - "Б" на сумму 15 000 000 руб. в июле 2010 г.
04.10.2010 стороны заключили договор уступки прав требования. По этому договору сторона "Б" передает стороне "А" право на получение результата инвестиционной деятельности в отношении площади в жилом доме - квартиры, стоимостью 11 500 000 руб. Сдача дома в мае 2012 г.
07.10.2010 стороны подписали Соглашение о зачете требований по оплате подрядных работ на сумму 11 500 000 руб., в том числе НДС - 1 754 237,29 руб. Разница между стоимостью оказанных услуги и переданного права на квартиру была перечислена организацией "Б" на расчетный счет "А".
После сдачи дома организация "А" планирует передать своим контрагентам квартиру в счет погашения задолженности.
Каковы налоговые последствия у организации "А"?


Вопрос.  
     Организация, являющаяся лизинговой компанией, приобрела, в рамках договора лизинга, нежилое помещение, за сумму превышающую порог установленный подпунктом 1.1 статьи 6 Закона №115-ФЗ. Сведения о данной сделке были направлены организацией в уполномоченный орган после регистрации перехода права собственности.
Уполномоченный орган посчитал, что организация совершила правонарушение, выразившиеся в несвоевременном представлении сведений о подлежащей обязательному контролю операции, чем нарушила нормы Закона №115-ФЗ и привлекла организацию к ответственности со статьей 15.27 КоАП.
Правомерны ли действия уполномоченного органа? С какого момента у организации возникает обязанность предоставить сведения о сделке с недвижимостью в уполномоченный орган, если договор купли-продажи был заключен 16.01.2012?


Вопрос.  
     Индивидуальный предприниматель заключил с организацией договор, в соответствии с которым организация обязуется передать предпринимателю продукцию, а он обязуется продать ее по цене, указанной в накладной. В соответствии с условиями договора за продажу продукции организация уплачивает предпринимателю вознаграждение, а продукция является собственностью организации до момента ее реализации. Нереализованная продукция подлежит возврату. Однако индивидуальный предприниматель за свой счет и от своего имени осуществляет предпринимательскую деятельность по реализации продукции, несет все расходы по договору. Организация просит разъяснить, будет ли данный договор агентским либо договором поставки.


Вопрос.  
     Между организацией-работодателем и гражданином был заключен договор, в котором не было уточнено наименование договора и сторон договора, однако были определены вид поручаемой работы, срок выполнения, порядок оплаты работы и стоимость выполняемых работ. Приказ (распоряжение) о приеме на работу гражданина и трудовая книжка организацией не оформлялись, условие о соблюдении внутреннего трудового распорядка договор не содержал. В то же время в соответствии с указанным договором гражданин подлежал обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. При выполнении указанных в договоре работ на территории организации-работодателя с гражданином произошел несчастный случай, в результате которого был причинен легкий вред его здоровью. Комиссией по расследованию указанного несчастного случая он был квалифицирован как несчастный случай на производстве с оформлением соответствующего акта о несчастном случае на производстве. Как в указанном случае следует квалифицировать названный договор? Применимы ли к нему положения трудового законодательства?


Вопрос.  
     Две организации намерены заключить договор транспортной экспедиции, в соответствии с которым экспедитор обязуется доставить груз от поставщика к заказчику на автомобиле. Отдельным пунктом договора стороны предусмотрели, что в случае вооруженного нападения на автомобиль экспедитор освобождается от ответственности. Каким документом должно быть подтверждено вооруженное нападение на автомобиль - постановлением о возбуждении уголовного дела или же вступившим в законную силу приговором суда?


Вопрос.  
     Организация и физическое лицо заключили договор целевого займа сроком на 4 мес., в соответствии с которым заем организации предоставлялся для выплаты ее долга по договору возмездного оказания услуг между этими же сторонами, который стороны так и не заключили, но возврата суммы займа по этой причине заимодавец так и не потребовал. В указанный срок долг не был возвращен, и через 6 мес. заимодавец обратился в суд о признании договора целевого займа недействительным и взыскании суммы неосновательного обогащения. Правомерны ли требования заимодавца?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация (ООО) и организация (ЗАО) заключили договоры на поставку товара. Согласно договору организация (ООО) должна была поставить товар организации (ЗАО). Административным органом была проведена проверка организации (ООО) по соблюдению валютного законодательства. В ходе проверки административным органом было установлено, что подтверждающие документы и справку о подтверждающих документах организация (ООО) представила в банк с нарушением установленного срока, справки о поступлении валюты по другой валютной операции в том же месяце также представила с нарушением установленного срока. В результате проверки административным органом были вынесены два постановления о привлечении организации (ООО) к административной ответственности, предусмотренной ч. 6 ст. 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) ("Несоблюдение установленных порядка или сроков представления форм учета и отчетности по валютным операциям, нарушение установленного порядка использования специального счета и (или) резервирования, нарушение установленных единых правил оформления паспортов сделок либо нарушение установленных сроков хранения учетных и отчетных документов или паспортов сделок"). Организация, не согласившись с вынесенным постановлением о нарушении срока представления справки о поступлении валюты, обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным, указав, что несоблюдение сроков представления справки о поступлении валюты в банк по другой валютной операции в одном месяце исключает привлечение к ответственности, следовательно, постановление подлежит отмене. Является ли позиция организации правомерной?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Правомерна ли передача исключительного права на использование коммерческого обозначения в течение определенного срока в соответствии с лицензионным договором, если этот договор предусматривает только передачу непосредственно исключительного права на коммерческое наименование, а предприятие, для индивидуализации которого применяется данное обозначение, не передается в пользование лицензиату и какие-либо договоры, закрепляющие эту передачу, отсутствуют?


Вопрос.  
     Индивидуальный предприниматель заключил с организацией договор, в соответствии с которым организация обязуется передать предпринимателю продукцию, а он обязуется продать ее по цене, указанной в накладной. В соответствии с условиями договора за продажу продукции организация уплачивает предпринимателю вознаграждение, а продукция является собственностью организации до момента ее реализации. Нереализованная продукция подлежит возврату. Однако индивидуальный предприниматель за свой счет и от своего имени осуществляет предпринимательскую деятельность по реализации продукции и несет все расходы по договору. Организация просит разъяснить, будет ли данный договор агентским либо договором поставки.


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организацией (подрядчик) и предприятием (заказчик), в лице его филиала, подписан договор на выполнение подрядных работ. Акт приемки работ подписан от имени заказчика заместителем руководителя филиала предприятия без соответствующих полномочий, поскольку в соответствии с п. 3 ст. 55 Гражданского кодекса Российской Федерации руководители филиалов действуют на основании доверенности юридического лица. Таковая имелась у руководителя филиала предприятия, и она предусматривала возможность передоверия руководителем предоставленных ему полномочий другим сотрудникам филиала, но на момент заключения договора подряда доверенность заместителю руководителя, подписавшему акт приемки работ и смету, не выдавалась. Впоследствии заказчик сослался на то, что акт приемки работы не является в указанной ситуации документом, влекущим возникновение у сторон по договору подряда гражданских прав и обязанностей. Является ли данная позиция правомерной?
 


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор аренды, в соответствии с которым арендатор арендует офисное помещение для осуществления предпринимательской деятельности. Одним из условий договора является обязанность арендатора использовать доступ в Интернет через выделенные арендодателем каналы по расценкам провайдера, выбранного арендодателем. Использование других каналов доступа и иных поставщиков услуг Интернета договором не предусмотрено. Правомерно ли такое условие?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации подписали договор аренды здания сроком на девять месяцев. Через некоторое время здание, являющееся предметом договора, было признано объектом культурного наследия, охранное обязательство на которое оформлено в установленном законом порядке. Арендатор предложил арендодателю внести изменение в договор, так как новый статус здания предполагает ряд особенностей его сдачи в аренду. Однако арендодатель отказался вносить изменения в договор, мотивируя это тем, что подписанный договор соответствует требованиям гл. 34 ГК РФ. Правомерна ли позиция арендодателя?


Вопрос.  
     Стороны заключили договор аренды на определенный срок. По окончании срока договора арендодателем почтой было направлено уведомление о расторжении договора в связи с окончанием срока его действия. В установленный срок арендатор не освободил помещение. При предъявлении требования арендодателя об освобождении арендуемого помещения арендатор указал, что, поскольку ни одна из сторон не заявила о расторжении договора, он является возобновленным на определенный срок. Что касается уведомления о расторжении договора, то оно было получено рабочими, выполняющими на арендуемой территории работы по договору подряда, которые представились сотрудниками организации-арендатора, но не передали руководителю организации данное уведомление. Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организации заключили договор на оказание услуг по предоставлению крана и управлению им при разгрузке товаров. Заказчик не оплатил оказанные услуги, отметив, что фактически они не были оказаны. Исполнитель потребовал оплаты своих услуг на основании рапортов о работе крана, подписанных сторонами и содержащих ссылку на указанный договор. Правомерно ли требование исполнителя, если договор прямо не предусматривает подтверждение оказанных услуг посредством подобного сменного рапорта?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация продала стиральную машину дистанционным способом. При этом информацию о времени, в течение которого покупатель вправе отказаться от товара, она не представила в момент доставки товара в письменной форме, а направила с помощью электронной почты в момент направления товара покупателю. Правомерен ли отказ покупателя от указанного товара через месяц с момента передачи товара, если были сохранены товарный вид машины, ее потребительские свойства и документ, подтверждающий факт и условия покупки указанного товара?


Вопрос.  
     По договору поставки, заключенному между организациями, покупателю передана партия растворимого кофе. Договором поставки определены марка растворимого кофе, количество товара, сорт кофе, а также натуральный характер происхождения. Содержание кофеина в передаваемом товаре договором не определено. Договором установлена обязанность покупателя проверить качество товара и оплатить его в течение 3 дней. По прошествии установленного срока покупатель обратился к поставщику с требованием заменить поставленный товар ввиду отсутствия в нем кофеина, что прямо указано на упаковке растворимого кофе. Факт отсутствия кофеина в растворимом кофе, по мнению покупателя, явно свидетельствует о его ненадлежащем качестве по данному договору, так как в данном случае поставленный товар является продуктом, производным от кофе, а не кофе как таковым, то есть не натуральным кофе. Правомерно ли требование о замене поставленного товара?


Вопрос.  
     Между организацией-резидентом (покупатель) и организацией-нерезидентом (поставщик) был заключен контракт на поставку товаров. По условиям контракта отгрузка должна быть произведена в течение 10 дней с момента получения полной оплаты. Был оформлен паспорт сделки. В паспорте сделки содержались все необходимые сведения, также была указана дата завершения исполнения обязательств по контракту. В заключенном контракте также отсутствовало указание на возможное нарушение срока поставки. Организацией-нерезидентом товар был поставлен за пределами даты завершения исполнения обязательств, указанной в паспорте сделки. При этом организация-резидент исполнила свои обязанности в срок. Должна ли организация-резидент переоформлять паспорт сделки в случае ненадлежащего исполнения поставщиком обязательств?
 


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор аренды здания. В соответствии с договором арендатор обязуется уплачивать арендную плату платежными поручениями. Однако арендатор неверно указал назначение платежного поручения. Вместо "Арендная плата по договору аренды от 18.03.2011 N 224" следовало указать "Арендная плата по договору аренды от 14.03.2011 N 242". Вправе ли арендодатель изменить назначение платежного поручения после поступления денежных средств на его расчетный счет?


Вопрос.  
     Две организации подписали договор аренды здания сроком на 9 месяцев. Через некоторое время здание, являющееся предметом договора, признано объектом культурного наследия, охранное обязательство на которое оформлено в установленном законом порядке. Арендатор предложил арендодателю внести изменение в вышеуказанный договор в связи с изменением статуса здания, которое предполагает ряд особенностей сдачи такого помещения в аренду. Но арендодатель отказался вносить изменения в договор, мотивируя свою позицию тем, что подписанный ранее сторонами договор соответствует требованиям гл. 34 ГК РФ, в соответствии с которой надлежало заключать договор. Правомерна ли позиция арендодателя?


Вопрос.  
     По договору поставки, заключенному между организациями, покупателю поставщиком поставлена партия крупного рогатого скота. Основным требованием к указанному скоту является проведение вакцинации данных животных от инфекционных заболеваний. Уплата покупателем суммы по договору отложена на 30 дней с момента поставки животных, вакцинация производится за счет средств поставщика. Вакцинация была проведена надлежащим образом, о чем имеются соответствующие заключения ветеринара и квитанции об оплате вакцинации, имеются также справки о надлежащем состоянии здоровья животных. После поставки данных животных в течение 8 дней произошел массовый падеж скота по причине инфекционного заболевания. Покупатель потребовал от поставщика возместить ему стоимость погибших животных, так как фактически момент передачи скота еще не наступил ввиду отсутствия оплаты и скот фактически является собственностью поставщика. В момент передачи покупателю скот был осмотрен ветеринаром - работником покупателя. Правомерна ли позиция покупателя?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор поставки, в соответствии с которым организация А (поставщик) обязуется поставить организации Б (покупатель) товары ограниченные в обороте, и продажа которых осуществляется только на основании лицензии (оружие). По условиям договора организация Б (покупатель) перечислила поставщику сумму аванса. Впоследствии, до поставки товара, уполномоченный орган отозвал лицензию организации А (поставщик) ввиду нарушения ей норм законодательства. Организация Б (покупатель) обратилась к поставщику с требование о выплате неосновательного обогащения в сумме уплаченного аванса, на что был дан отказ, основанный на том факте, что неосновательного обогащения не имеется, так как аванс был получен в рамках заключенного договора. Правомерен ли отказ от выплаты аванса?


Вопрос.  
     Между Управлением ПФ РФ и банком был заключен договор о порядке доставки пенсий и других выплат банком. В соответствии с договором  Управление ПФ РФ перечисляет на счет банка суммы пенсий и других выплат, а банк доставляет данные суммы путем их зачисления на счет пенсионера либо другого лица, указанный в доставочном документе клиента.
Между банком и физическим лицом  - пенсионером был заключен кредитный договор. Во исполнение кредитных обязательств заемщика по распоряжению заемщика банк осуществлял погашение кредита путем списания с ее банковского счета определенной суммы.
Управление ПФ РФ, не располагая сведениями о смерти физического лица – пенсионера перечислило пенсию на ее счет в банке. Банк, также, не располагая сведениями о смерти пенсионера (отсутствие родственников, которые могли бы сообщить о смерти заемщика), списал в счет погашения кредита часть денежных средств, поступивших на счет.
По получении сведений о смерти Управление ПФ РФ обратилось в банк с требованием о возврате зачисленных на счет умершего пенсионера денежных средств.
В связи с неисполнением требования банка Управление ПФ РФ обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащение.
Банк в своем отзыве на заявление, указал, что на дату списания денежных средств в счет погашения кредита не знал о смерти заемщика, в связи с чем у него отсутствует неосновательное обогащение.
Правомерна ли позиция банка?


Вопрос.  
     Между организацией-арендатором и индивидуальным предпринимателем (арендодатель) подписан договор аренды нежилого помещения. Индивидуальный предприниматель является собственником нежилого помещения. Предметом аренды, является комната, находящаяся таким образом, что арендатор не имеет возможности пользоваться данной комнатой, иначе как проходя через другую комнату, находящуюся в собственности арендодателя.
Арендатор подал иск в арбитражный суд об установлении частного сервитута на комнату, доступ к которой необходим для пользования предметом аренды.
После подачи иска, арендодатель передал спорное (предмет договора аренды), а также соседние нежилые помещения третьему лицу на основании договора дарения. Третье лицо является физическим лицом, использует данное помещение под склад.
Правомерно ли требование арендатора?
Подведомственен ли данный иск арбитражному суду?


Вопрос.  
     Между организация подписан договор, согласно условиям которого, организация-исполнитель осуществляет деятельность по производству, распространению и продаже бумажных носителей, покрытых специальной стираемой смесью, скрывающие извещение о выигрыше, а организация-заказчик оплачивает услуги исполнителя, а также выплату выигрыша лицам, купившим данные бумажные носители.
Является ли деятельность, осуществляемая организацией-исполнителем, проведением лотереи?
Является ли организация-исполнитель распространителем лотерейных билетов?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организации, занимающейся проведением для клиентов развлекательных мероприятий, с проведением номеров с животными, организацией-поставщиком передана партия птиц. Договором порода птиц не определена, сумма уплачена поставщику полностью, в соответствии с договором. Одним из условий договора является проведение покупателем ветеринарного осмотра поставленных птиц, с целью определения их состояния здоровья. После проведения данного осмотра специалистом было установлено, что данные птицы принадлежат к породе, занесенной в Красную книгу. На основании данного заключения, покупатель потребовал вернуть уплаченную сумму, ввиду того обстоятельства, что реализация данных птиц является незаконной. Поставщик отказался от возврата уплаченной суммы, мотивировав это тем, что не мог предполагать о породе передаваемых птиц, ввиду чего он исполнил свои обязательства надлежащим образом. Правомерен ли отказ поставщика от возврата уплаченной суммы?


Вопрос.  
     Организация (далее - поставщик), осуществляющая торговлю живой рыбой, заключила с покупателем договор поставки данного товара, способ доставки по которому не определен.  Поставщик передал рыбу перевозчику, предоставляющему услуге перевозки автомобильным транспортом, выбрав в качестве емкости для перевозки цистерны для питьевой воды. При доставке груза, рыба была конфискована у перевозчика органами Роспотребнадзора России, так как емкость, в которой находилась живая рыба, не соответствовала установленным нормам СанПиН 2.3.4.050-96 2.3.4. Покупатель оплатил стоимость товара и доставки. Покупатель предъявил поставщику требование о возмещении понесенных расходов, на что поставщик ответил отказом, сославшись на виновные действия перевозчика. Правомерен ли отказ поставщика от возмещения понесенных покупателем расходов?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды офисного помещения, в соответствии с которым оплата коммунальных платежей является обязанностью арендодателя. В договоре было указано целевое назначение помещения – офис арендатора, в котором работают его работники. В течение трех недель в указанном помещении был отключен свет по вине арендодателя. Арендатор продолжал пользоваться данным помещением (не освободил его), но впоследствии потребовал возмещения убытков (фактически офисная техника стояла без работы, работники не работали). Арендодатель ответил отказом на данное требование, мотивируя свою позицию тем, что у арендатора было право расторжения договора в силу закона, которое он не использовал.
Правомерна ли позиция арендодателя?


Вопрос.  
     Организация застраховала принадлежащее ей на праве собственности торговое оборудование, расположенное в арендуемом помещении. В соответствии с данным договором страховщик обязуется выплатить суммы страхового возмещения при наступлении страхового случая – уничтожения оборудования пожаром, хищения. Наименование и количество страхуемого имущества договором не определено, перечень страхуемого имущества указан в перечне, являющимся приложением к договору страхования. При уничтожении оборудования пожаром, возникшем в результате поджога, что установлено следствием, страховщик отказался от выплаты страхового возмещения. Данный отказ основан на том факте, что договор является незаключенным в силу того, что в нем отсутствует указание на конкретное имущество, в отношении которого заключается договор. Правомерен ли отказ от выплаты страхового возмещения?


Вопрос.  
     Между двумя организациями заключен договор финансовой аренды (лизинга), в соответствии с которым лизингополучатель обязуется вносить лизинговые платежи за предоставленный ему автомобиль. Договором установлено, что лизингополучатель осуществляем платежи даже в случае гибели переданного имущества. Ввиду ДТП автомобиль был полностью уничтожен (сгорел в результате ДТП), вины водителя организации в ДТП судом не установлено. Лизингополучатель продолжал осуществлять платежи. Впоследствии лизингополучатель обратился к лизингодателю с требованием о выплате неосновательного обогащения, на что был дан отказ,  основанный на том факте, что неосновательного обогащения не имеется, так как денежные средства получены в рамках  заключенного договора. Договором лизинга обязанность по страхованию переданного в лизинг автомобиля не установлена. Правомерен ли отказ от выплаты сумм неосновательного обогащения?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор страхования, исходя из которого, страховщик обязуется выплатить суммы страхового возмещения при наступлении страхового события – хищения или повреждения огнем застрахованного оборудования, находящегося в здании, принадлежащем страхователю на праве собственности. Стороны не указали перечень страхуемого имущества в договоре, данное имущество перечислено в приложении к договору, подписанном обеими сторонами, данное приложение является неотъемлемой частью договора. Страхователь уплатил страховую премию. Посчитав договор незаключенным ввиду неуказания именно в договоре перечня страхуемого имущества, страхователь потребовал от страховщика выплатить сумму неосновательного обогащения, в размере уплаченной страховой премии. Правомерно ли требование о выплате суммы неосновательного обогащения?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организацией (продавцом) и физическим лицом был заключен предварительный договор купли – продажи товара (холодильника). В предварительный договор купли-продажи с физическим лицом было включено условие, при котором в случае не урегулирования спорных вопросов, споры разрешаются в судебном порядке по месту нахождения продавца.
Является ли данное условие нарушением прав потребителей и будет ли организация привлечена к административной ответственности по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды помещения. В порядке реализации преимущественного права на покупку жилого помещения, стороны заключили договор купли-продажи, регистрация которого в установленном законом порядке была произведена спустя два месяца. Сумма по указанному договору купли-продажи была перечислена арендатором в момент регистрации договора. С момента заключения договора купли-продажи, арендатор перестал вносить арендные платежи, мотивируя свою позицию тем, что договор аренды прекращен, в связи с заключением договора купли-продажи.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Стороны заключили договор аренды помещения, в соответствии с условиями договора по окончанию срока договора аренды арендатор имеет право на выкуп арендуемого имущества. В тексте договора указано, что при внесении суммы по договору купли-продажи ранее прекращения договора аренды, арендная плата уплате с этого момента не подлежит. Арендатором внесена сумма по договору купли-продажи за 3 месяца до перехода права собственности. Необходимо ли сторонам расторгнуть договор аренды и заключить договор безвозмездного пользования помещения в данной ситуации?


Вопрос.  
     Организация приобрела в собственность здание, которое расположено на муниципальном земельном участке. Вскоре после покупки в здании произошел пожар, вследствие которого оно было полностью уничтожено. До пожара собственник здания владел земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования. Организация обратилась с заявлением  о заключении договора аренды земельного участка, необходимого для эксплуатации здания, которое принадлежит ей на праве собственности, на что муниципальное образование ответило отказом, так как вышеуказанное имущество не существует.
Правомерна ли позиция муниципального образования?


Вопрос.  
     Две организации намерены заключить договор транспортной экспедиции, в соответствии с которым экспедитор обязуется доставить груз от поставщика к заказчику на автомобиле. Отдельным пунктом договора стороны предусмотрели, что в случае вооруженного нападения на автомобиль, экспедитор освобождается от ответственности. Каким документом должно быть подтверждено вооруженное нападение на автомобиль, постановлением о возбуждении уголовного дела или же вступившем в законную силу приговором суда?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация - производитель лекарственных средств (продавец), зарегистрированных в РФ и производимых на ее территории, и аптечное учреждение (покупатель) заключили договор оптовой купли-продажи произведенных продавцом лекарственных средств. При передаче покупателю партии лекарственных средств последнему стало известно, что продавец произвел их без соответствующей лицензии, вопреки условиям договора. В связи с этим покупатель отказался от приема товара. Подлежит ли данная партия лекарственных средств уничтожению, если ее качество соответствует качеству аналогичных лекарственных средств, производитель которых имеет лицензию?


Вопрос.  
     Организацией, осуществляющей розничную торговлю компьютерной техникой, проводится рекламная акция: предлагается в течение нескольких дней купить современный ноутбук определенной модели по цене 10 000 руб. Однако при оплате на кассе потребитель узнает о том, что цена ноутбука составляет 25 000 руб., так как рекламная акция не распространяется на программное обеспечение, установленное на ноутбуке, в том числе операционную систему, а разница в цене составляет стоимость программного обеспечения. Правомерно ли неинформирование покупателей об условиях акции и требование отдельной оплаты операционной системы, установленной на ноутбуки?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
          Чиновником государственного органа, действующим от его имени в силу закона, был неправомерно отчужден объект государственной собственности – часть земельного участка государственного заповедника - являющийся товаром, ограниченным в обороте в соответствии с частью 6 статьи 95 ЗК РФ. Возможно ли истребование имущества государственным органом, которое было продано по договору купли-продажи с нарушением правил в отношении объектов гражданских прав, изъятых или ограниченных в обороте, если организация не знала о неправомерности данной сделки, являясь добросовестным приобретателем?


Вопрос.  
          По договору купли-продажи организация А приобрела у индивидуального предпринимателя нежилые строения и получила их по передаточному акту. Право собственности организации зарегистрировано в установленном порядке. В приобретенных нежилых помещениях находится производственное оборудование, принадлежащее индивидуальному предпринимателю и сдаваемое им в аренду трем другим организациям. Спорные помещения находятся в незаконном владении указанных организаций. Организация А обратилась в арбитражный суд с иском об истребовании приобретенных нежилых строений из незаконного владения индивидуальным предпринимателем. К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены три другие организации, которые арендовали указанные помещения у прежнего их владельца (ответчика по делу). Является ли индивидуальный предприниматель в данной ситуации ответчиком?


Вопрос.  
          Участник ООО намерен продать свою долю третьему лицу. Устав общества приведен в соответствие с новой редакцией Закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". Отчуждение доли третьему лицу уставом не запрещено. Нотариус, удостоверяющий сделку, потребовал представить нотариально удостоверенный учредительный договор. Может ли единоличный исполнительный орган общества удостоверить действительность учредительного договора путем проставления соответствующей отметки на договоре?


Вопрос.  


Вопрос.  
          Между грузополучателем и железной дорогой заключен договор на эксплуатацию железнодорожного подъездного пути необщего пользования на железнодорожной станции. Договором установлено неоплачиваемое технологическое время, связанное с подачей вагонов к местам погрузки, выгрузки грузов только для контрагентов, которые являются одновременно и грузоотправителями, и грузополучателями. Является ли указанное обстоятельство основанием для взимания с грузополучателя оплаты технологического времени?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
          В соответствии с универсальным чартером в случае недостачи груза (50 нетто метрических тонн мороженой рыбы) фрахтователь имеет право выставить судовладельцу претензию на покрытие ущерба из расчета цены за 1 тонну – FOB промысловое судно. При выгрузке в порту фрахтователем обнаружена недостача 60 мест палтуса мороженого. Груз утрачен по вине судовладельца. Вправе ли фрахтователь, обращаясь к судовладельцу с взысканием причиненных утратой груза, определить стоимость утраченного груза исходя из стоимости рыбы в порту?


Вопрос.  
          Организация намерена заключить договор транспортной экспедиции, предусмотренный гл. 41 ГК РФ. Необходимо ли в договоре указывать маршрут перевозки груза?


Вопрос.  
          Обществу принадлежит на праве собственности железнодорожные пути необщего пользования. Общество отказало организации в заключении договора на подачу и уборку вагонов с грузами, пребывающих в адрес организации, так как у организации отсутствует соответствующая инфраструктура для принятия грузов и их складирования, у общества при этом соответствующая инфраструктура также отсутствует. Вправе ли организация требовать заключения указанного договора, обосновывая свои требования тем, что для общества заключение договора является обязательным?


Вопрос.  
          Договор на управление многоквартирным домом был заключен в порядке частей 4 и 5 статьи 161 ЖК РФ. На собрании собственников принято решение о расторжении договора с управляющей компанией по истечении года со дня его заключения. Однако за 30 дней до прекращения договора управляющая организация отказалась предъявлять техническую документацию, сославшись на то, что при отсутствии заявления стороны о прекращении договора по окончании срока его действия, договор считается продленным. Правомерны ли действия организации?


Вопрос.  


Вопрос.  
          Государственным унитарным предприятием (ГУП) проведен конкурс по отбору аудиторской компании для осуществления обязательного аудита. Его устав не предусматривает наделения его функциями государственного заказчика. Финансирование конкурса осуществляется предприятием за счет собственных средств. Согласно протоколу заявок к участию допущен один участник, в связи с чем конкурс был признан несостоявшимся. На предложение участника заключить договор оказания аудиторских услуг предприятие ответило отказом. Правомерен ли отказ?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
          Строительная компания заключила с индивидуальным предпринимателем агентский договор, по которому гражданин был обязан от своего имени заключать договоры продаж квартир в домах, которые строительная компания была намерена построить, получить по данным договорам денежные средства в счет оплаты квартир и передать их строительной компании за вычетом агентского вознаграждения. Гражданин исполнил свои обязательства по договору агентирования. Строительная компания к строительству не приступила. Какая ответственность предусмотрена в этом случае?


Вопрос.  


Вопрос.  
          В соответствии с договором поставки организация-продавец была обязана поставить товар в определенный срок, а организация-покупатель - произвести выборку последнего. В течение разумного срока покупатель не произвел выборку товара, и продавец потребовал оплатить товар. Покупатель возразил, что продавец не направил ему уведомление о готовности товара к выборке. При этом данный вопрос никак не был урегулирован договором. Правомерно ли требование продавца?


Вопрос.  
          Между индивидуальным предпринимателем-арендодателем и индивидуальным предпринимателем-арендатором заключен в устной форме договор аренды земельного участка на срок 9 месяцев. Размер арендной платы определен сторонами в размере 100 руб. (в силу дружественных отношений арендную плату стороны определили чисто символически).
     Впоследствии арендатор, отказываясь от исполнения обязанности уплачивать определенную договором арендную плату, стал ссылаться на недействительность данного договора, мотивируя свои выводы тем, что договор аренды не может быть отнесен к "сделкам, исполняемым при их совершении", следовательно, правоотношения сторон необходимо было оформлять договором в письменной форме. Правомерна ли такая точка зрения арендатора?


Вопрос.  


Вопрос.  
          Арендатор нежилого помещения без согласия арендодателя произвел капитальный ремонт, несмотря на то, что необходимость в проведении такового отсутствовала. После этого, он потребовал от арендодателя зачесть стоимость данного ремонта в счёт арендной платы. Вправе ли арендодатель отказать арендатору в удовлетворении данного требования при условии, что вопрос о проведении капитального ремонта никак не был урегулирован в договоре?


Вопрос.  


Вопрос.  
          Между организациями заключен договор аренды земельного участка на определенный срок. Согласно договору аренды земельного участка арендатор имеет право использовать участок в соответствии с целями и условиями его предоставления, а именно для складирования строительных материалов. Договором установлено, что арендодатель вправе досрочно расторгнуть договор аренды в случае нарушения арендатором условий договора, направив не менее чем за 60 календарных дней уведомление о намерении расторгнуть договор с указанием причин расторжения. В связи с использованием земельного участка не по назначению, установленному договором, арендодатель направил в письме арендатору уведомление о досрочном расторжении договора, не содержащее требования об устранении допущенного нарушения. Правомерны ли требования арендодателя?


Вопрос.  
          В связи с необходимостью устранения недостатков, частично препятствующих использованию сооружения по назначению, арендатор произвел капитальный ремонт данного имущества, удержав арендные платежи за этот период. По окончании ремонта он уведомил арендодателя о зачете оставшейся стоимости капитального ремонта в счет арендных платежей на два года вперед. При этом договор аренды сооружения был заключен на определенный срок с целью осуществления предпринимательской деятельности и не предусматривал досрочного исполнения обязательств сторонами. Вправе ли арендодатель требовать взыскания арендных платежей за период, следующий за окончанием капитального ремонта?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
          Организация-арендатор заключила с арендодателем договор аренды предприятия. В период действия этого договора организация произвела неотделимые улучшения амортизируемого имущества, не согласованные с контрагентом. Суд признал законным отказ контрагента в возмещении расходов организации на произведение неотделимых улучшений на основании отсутствия согласия на данные улучшения арендодателя. Вправе ли организация учесть при исчислении налога на прибыль затраты на данные неотделимые улучшения?


Вопрос.  


Вопрос.  
          По договору аренды арендатор принял на себя обязательство произвести арендованному нежилому помещению капитальный ремонт за свой счет в связи с его состоянием, непригодным для использования по договору. О состоянии сданного в аренду помещения ему было известно. Он указал на необходимость капитального ремонта как на недостаток данного помещения, частично препятствующий пользованию последним, и удержал сумму понесенных им расходов из арендной платы. Арендодатель обратился к арендатору с требованием о взыскании задолженности по арендной плате. Договором не были урегулированы порядок возмещения расходов по ремонту и вопрос о соразмерном уменьшении арендной платы в связи с проведением капитального ремонта. Правомерно ли требование арендодателя?


Вопрос.  
          1 февраля 2008 г. арендодатель предъявил в суд иск к арендатору о взыскании арендных платежей за пользование земельным участком в размере 240 тысяч рублей, начиная с 1 февраля 2006 г, когда начался период просрочки выплаты арендных платежей. Суд частично удовлетворил требование, взыскав с арендатора 150 тысяч рублей. В качестве обоснования для снижения размера иска была приведена вина арендодателя, поскольку последний не принял разумных мер для уменьшения размера убытков, предписанных договором,  и обратился в суд с иском только 1 февраля 2008 г.
     Правомерна ли позиция арендодателя о том, что его вина отсутствует, поскольку общий срок исковой давности устанавливается в три года?


Вопрос.  
          Государственное унитарное предприятие и общество с ограниченной ответственностью заключили договор аренды здания, принадлежащего государственному унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, на срок 2 года. По истечении данного времени, арендатор не вернул арендодателю указанное ранее имущество, продолжая, однако, вносить арендные платежи, исходя из коэффициента ставок арендной платы за аренду имущества, находящегося в государственной собственности, которые были установлены на период действия договора. Арендодатель не возражал против этого. Вместе с тем, после истечения срока действия договора, ставки изменились в сторону увеличения арендной платы. В связи с этим, через месяц после изменения ставки, арендодатель обратился в суд с иском о взыскании задолженности за всё время пользования арендатора зданием, начиная с момента изменения ставки.
     Правомерно ли требование арендодателя?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     
     Арендатор здания трижды просрочил внесение арендной платы, и арендодатель направил ему письменное предупреждение о необходимости внесения платы в разумный срок. Арендатор погасил задолженность, но не уплатил предусмотренные договором пени за невнесение арендной платы в установленный договором срок. Арендодатель, полагая, что его требования удовлетворены ненадлежащим образом, обратился в суд с иском о расторжении договора аренды и уплаты предусмотренных договором пеней. Подлежит ли данный иск удовлетворению, если договором не предусмотрено такое основание расторжения договора, как неуплата пеней?


Вопрос.  
     
     Организация-арендатор заключила с арендодателем договор аренды предприятия. В период действия данного договора организация произвела неотделимые улучшения амортизируемого имущества, не согласованные с контрагентом. Суд признал законным отказ контрагента в возмещении расходов организации на неотделимые улучшения на основании отсутствия согласия арендодателя. Вправе ли организация учесть при исчислении налога на прибыль затраты на данные неотделимые улучшения?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
         Страховая компания и организация (страхователь) заключили договор страхования имущества, по условиям которого страховщик принял на себя обязательство предоставить страховую защиту на случай повреждения или гибели имущества. Застрахованным, согласно прилагаемой к договору описи, считается имущество включая внешние сооружения и благоустройство территории (мощеные дорожки, фонари, скамейки, фонтан). Застрахованными рисками (страховыми случаями) по названному договору, кроме прочих, признано повреждение застрахованного имущества водой из водопроводных, канализационных, отопительных и противопожарных систем из-за внезапного проникновения в застрахованные помещения или на территорию страхования воды или иных жидкостей из соседних помещений.
     В период действия договора страхования при переключении нагрузок на тепловом пункте произошло отключение электроснабжения фонтана, что привело к заливанию технического подполья данного сооружения. Страхователь понес расходы на ремонтные, восстановительные и пусконаладочные работы. Страхователь, посчитав, что имеет место страховой случай, обратился к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения, однако получил от него отказ. Страховщик ссылается на то, что страхование на случай повреждения водой в результате отключения электроснабжения, по условиям договора, не производилось. Правомерен ли в данном случае отказ страховой компании?


Вопрос.  
          01.05.2009 страхователь и страховая компания заключили договор страхования на купленную 01.01.2009 (имеется свидетельство о государственной регистрации права) страхователем квартиру, по условиям которого страховым случаем является вступление в законную силу судебного решения о полном либо частичном прекращении права собственности страхователя на застрахованное имущество, если исковое заявление было принято судом к рассмотрению в течение срока действия настоящего договора. Правилами комплексного ипотечного страхования страховой компании, являющимися неотъемлемой частью договора страхования, предусмотрено условие о том, что страховщик в любом случае не несет ответственности по случаям, понесенным страхователем в результате события, хотя и произошедшего в течение срока действия договора страхования, но причины наступления которого начали действовать до вступления договора страхования в силу.
     Решением суда договор купли-продажи квартиры признан недействительным. Страхователь обратился в страховую компанию за выплатой страховой платы, однако получил отказ. Страховая компания ссылается в обоснование своего отказа на Правила комплексного ипотечного страхования. Правомерен ли отказ страховой компании?


Вопрос.  
        На территории налогоплательщика произошел пожар, признанный чрезвычайной ситуацией техногенного характера и в результате которого ему причинен материальный ущерб. Налогоплательщик обратился в налоговый орган с заявлением о предоставлении, в соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 64 НК РФ отсрочки по уплате налога на имущество, приложив документы, подтверждающие наличие оснований для такой отсрочки. Одновременно он заявил ходатайство о временном приостановлении уплаты налогов (сборов), пеней на период рассмотрения заявления о предоставлении отсрочки.
     Налоговый орган отказал в удовлетворении заявления, указав, что налогоплательщик не представил полный пакет документов, необходимый для предоставления отсрочки, а именно: не представлены документы, подтверждающие размер ущерба. Заключение Главного управления МЧС России по субъекту РФ о сумме нанесенного ущерба и о том, что пожар признан чрезвычайной ситуацией техногенного характера, имеющей статус регионально, по мнению налогового органа, таким документом не является. Правомерен ли отказ налогового органа в данном случае?


Вопрос.  


Вопрос.  
         Организация заключила с судовладельцем договор морского агентирования. Морской агент по своей вине не выполнил условий агентского договора, не уплатив соответствующего портового сбора. Кто из сторон договора будет являться надлежащим ответчиком при подаче портом искового заявления в арбитражный суд о взыскании портового сбора, если в соответствии с договором морской агент осуществлял юридические действия от имени судовладельца?


119034,Москва
Пречистенка, д. 40/2, стр .3, оф. 110,

Rambler's Top100