Поиск по сайту:
Новости / О компании / Прикладные научные исследования / Консультационно-разъяснительная работа / Анализ и обобщение судебной практики /
 
Налоговое законодательство
 
Гражданское законодательство
 
Правоотношения в сфере внешнеэкономической деятельности
 
Государственный заказ
 
Бухгалтерский учет
 
Трудовые отношения
 
Законодательство о страховых взносах
 
Административная ответственность
 
Процесс
 
Архив
 
Карта сайта
 

Аренда

Вопрос.  
     Между муниципальным органом и унитарным предприятием был заключён договор аренды земельного участка из категории земель сельскохозяйственного назначения, на котором была расположена мелиоративная система, которая находилась в федеральной собственности и принадлежала на праве хозяйственного ведения предприятию. Впоследствии между предприятием и организацией было заключено соглашение о перенайме данного земельного участка. Территориальное управление имуществом посчитало, что спорный земельный участок не может принадлежать на праве аренды организации, так как на нём расположен объект недвижимости – мелиоративная система, находящаяся в федеральной собственности, что такой участок необходим предприятию для обслуживания данного объекта недвижимости. Орган посчитал, что участок находится во владении и пользовании предприятия, осуществляющего использование и обслуживание расположенной на нем мелиоративной системы, относящейся к федеральной собственности и закрепленной на праве хозяйственного ведения за предприятием
Может ли быть передан в аренду организации земельный участок, на котором расположена мелиоративная система, находящаяся в государственной собственности? Является ли мелиоративная система объектом недвижимости?


Вопрос.  
     ГУП (арендатор) заключил договор аренды объекта недвижимости (здание) с уполномоченным муниципальным образованием (арендодатель) по итогам конкурса. В период действия договора решением суда арендуемое имущество было признано собственностью РФ в связи с тем, что данное имущество было незаконно включено в реестр муниципальной собственности. Право хозяйственного ведения было признано за ГУП. Правомерно ли требование ГУП о взыскании неосновательного обогащения с муниципального образования с момента заключении договора аренды?


Вопрос.  
     Организация заключила договор аренды с муниципальным образованием в лице уполномоченного органа. По договору организация получала за плату во временное владение и пользование земельный участок, находившийся в собственности у муниципального образования. В период действия договора участок был разделен и часть арендованного земельного участка была изъята для государственных нужд. Организация обратилась к муниципальному образованию с предложением заключить дополнительное соглашение к действующему договору аренды. Муниципальное образование отказывало организации, считая, что необходимо заключение нового договора аренды в связи с тем, что объект аренды прекратил существование в связи с состоявшимся разделом. Правомерен ли отказ муниципального образования?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация 1, являющаяся арендатором здания, принадлежащему на праве  оперативного управления МУП,  заключила договор с ИП на субаренду этажа здания, без проведения торгов и не на основании государственного контракта сроком на один год. По истечении срока действия договора субаренды Организация 1 перезаключила указанный договор с Организацией 2. ИП обратился в антимонопольный орган с жалобой на нарушение законодательства о конкуренции, поскольку, считал, что ограничили его права на заключении указанного договора  Антимонопольный орган вынес предписание о прекращении нарушения законодательства о конкуренции.  Правомерны ли действия антимонопольного органа?


Вопрос.  
     Организация арендовала транспортное средство у своего работника (без экипажа), арендная плата согласно договору выплачивается ежемесячно в установленном в договоре размере. Работник ушел в ежегодный оплачиваемый отпуск, при этом на период его нахождения в отпуске пришлась очередная выплата арендная плата по договору аренды транспортного средства. Вправе ли данную выплату организация учитывать в целях налогообложения прибыли? Изменяется ли ответ, если сторонами заключен договор аренды транспортного средства с экипажем?


Вопрос.  
     ГБУЗ (далее – учреждение) и ООО (далее – организация) на основании договора аренды с администрацией муниципального образования (далее – администрация) владеет зданием (далее – объект теплоснабжения). Энергоснабжающая организация выставила администрации счет за спорный период на оплату тепловой энергии поставленной на объект теплоснабжения. Администрация указывает, что поскольку договорами аренды предусмотрена обязанность арендаторов нести расходы по оплате коммунальных услуг, то требование должно быть направлено к ним. Учреждение и организация считают выводы администрации неправомерными, поскольку в спорный период между арендаторами и ресурсоснабжающей организацией договоры теплоснабжения заключены не были? Правомерны ли выводы сторон?


Вопрос.  
     Между российской и иностранной организациями был заключён договор лизинга. Предмет договора – оборудование было ввезено на таможенную территорию РФ для внутреннего потребления. Декларантам была заявлена стоимость товара и подана декларация. Таможенный орган самостоятельно скорректировал таможенные платежи за оборудование, приобретенное заявителем по договору лизинга, так как таможенный орган полагал, что в стоимость должны включаться также и проценты по лизинговым платежам.
Подлежат ли включению в таможенную декларацию проценты по лизинговым платежам?


Вопрос.  
     Микрофинансовая организация заключила договор аренды недвижимого имущества с муниципальным органом. Впоследствии организация направила муниципальному органу заявление о выкупе арендуемого имущества.  Муниципальный орган отказал в выкупе данного имущества, поскольку данное имущество  предназначено для оказания имущественной поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства и организациям, образующим инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства. Правомерна ли позиция муниципального органа?


Вопрос.  
     Иностранная организация (лизингодатель) заключила договор лизинга с российской организаций (лизингополучатель)  на  предприятие как имущественный комплекс, данное оборудование согласно условиям договора учитывается на балансе лизингополучателя - российской организации. При этом постоянное представительство  у иностранной организации на территории Российской Федерации отсутствует. Иностранная организация, посчитав, что, поскольку предприятие  находиться на балансе у российской организации, то налог на имущество в Российской Федерации уплачиваться не будет. Правомерна ли позиция иностранной организации?


Вопрос.  
     Иностранная организация (лизингодатель) заключила договор лизинга с российской организаций (лизингополучатель)  на  предприятие как имущественный комплекс, данное оборудование согласно условиям договора учитывается на балансе лизингополучателя - российской организации. При этом постоянное представительство  у иностранной организации на территории Российской Федерации отсутствует. Иностранная организация, посчитав, что, поскольку предприятие  находиться на балансе у российской организации, то налог на имущество в Российской Федерации уплачиваться не будет. Правомерна ли позиция иностранной организации?


Вопрос.  
     Организации был предоставлен Администрацией муниципального образования (далее – Администрация) земельный участок, находящийся в муниципальной собственности, на праве аренды для постройки торгового павильона. Право постройки торгового павильона на данном земельном участке было закреплено в разрешении Администрации. Впоследствии организацией павильон был обложен кирпичом и сделан фундамент (без соответствующего разрешения Администрации), то есть  приобрёл признаки  объекта капитального строительства. Организация, ссылаясь на то, что на земельном участке находится объект недвижимости, построенный ей, обратилось с просьбой передачи ей в собственность торговый павильон, преобразованный в объект капитального строительства.
Приобретает ли в данном случае организация право собственности на указанный объект – торговый павильон, преобразованный в объект капитального строительства? 


Вопрос.  
     Между организациями закончился договор аренды нежилого помещения, арендатор, освобождая помещение, оставил в нем мебель. Без поручения от арендатора арендодатель вывез данное имущество в специальное помещение для обеспечения его сохранности, затем данное имущество бывший арендатор все-таки забрал. Должно ли заинтересованное лицо возмещать лицу, действовавшему в чужом интересе (при этом действия впоследствии одобрены заинтересованным лицом), не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду (неполученные доходы в связи с действиями, которые предприняты до получения одобрения от заинтересованного лица), в случае представления лицом, действовавшим в чужом интересе, соответствующих доказательств упущенной выгоды?


Вопрос.  
     В 2004 году между администрацией муниципального района (далее – Администрация) и организацией (субъектом малого предпринимательства) был заключен договор аренды нежилого помещения, находящегося в муниципальной собственности. Постановлением Администрации от 01.10.2008 указанное помещение передано созданному Администрацией 01.08.2008 Муниципальному учреждению в оперативное управление. В связи с передачей указанного помещения в оперативное управление между Муниципальным учреждением и СМП 15.10.2008 подписан договор аренды сроком на 5 лет. 15.07.2013 СМП обратился к Администрации с заявлением о приобретении арендуемого имущества в собственность. Администрация отказала СМП в предоставлении испрашиваемого имущества в собственность, сославшись на то, что данное имущество принадлежит на праве оперативного управления Муниципальному учреждению, в связи с чем не может быть отчуждено из муниципальной собственности. Правомерен ли в представленном случае отказ Администрации? 


Вопрос.  
     Между сторонами был заключён договор аренды нежилого помещения. Сторонами был подписан передаточный акт, у арендатора никаких претензий не возникло. В процессе исполнения данного договора между сторонами не возникли разногласия относительно его предмета. Впоследствии арендатор посчитал, что данный договор можно признать незаключённым, так как площадь помещения, зафиксированная в передаточном акте и площадь, закреплённая в самом договоре аренды не совпадает.
Правомерно ли  признать данный договор аренды нежилого помещения незаключённым?


Вопрос.  
     Организация (пользователь) заключила договор с ТСЖ  (владелец) на установку  и эксплуатацию рекламной конструкции на фасаде многоквартирного жилого дома. В соответствии с договором ТСЖ передало в пользование фасад дома для установки рекламного щита с размещением рекламы сроком на 3 года, а организация обязывалась выплачивать ежемесячные платежи. Впоследствии Организация не исполнила обязанность по внесению платежей. ТСЖ обратилась в суд с требованием признать данный договор не заключенным, поскольку отсутствует государственная регистрация  указанного договора. Правомерно ли требование ТСЖ?


Вопрос.  
     Организация А (лизингодатель) и организация Б  (лизингополучатель) заключили  договор финансовой аренды (лизинга), во исполнение условий которого лизингополучателю сроком на 1 год было передано оборудование деревообрабатывающее для производства мебели. Лизинговые платежи подлежали внесению ежемесячно. Выкупная цена предмета лизинга - 1 500 руб.
В соответствии с договором по окончании срока лизинга и исполнения лизингополучателем всех своих обязанностей по договору имущество переходит в собственность лизингополучателя.
В соответствии с договором лизингодатель вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора и расторгнуть договор без возмещения лизингополучателю каких-либо убытков, вызванных данным расторжением.
По истечению полугода со дня заключения договора, договор лизинга был расторгнут лизингодателем в одностороннем порядке в связи с просрочкой уплаты лизингополучателем лизинговых платежей.  
Лизингополучатель, в свою очередь, предъявил требование о взыскании неосновательного обогащения, полученного в виде выкупной стоимости, уплаченной в составе лизинговых платежей.  
Правомерно ли требование лизингополучателя?


Вопрос.  
     Между организацией А  (лизингодатель) и организацией Б  (лизингополучатель) заключен договор лизинга по условиям которого, лизингополучатель на основании отдельно заключенного договора купли-продажи в будущем обязался приобрести в собственность строительное оборудование.
В соответствии с договором лизинга расторжение договора лизинга по основаниям, предусмотренным данным договором, возлагает на лизингополучателя обязанность возвратить предмет лизинга по акту приема-передачи с возмещением задолженности по всем платежам и убытков (дополнительных расходов), понесенных лизингодателем в результате такого расторжения. Каких-либо обязательств о частичном или полном возврате уплаченных лизингополучателем денежных средств условия договора лизинга не содержат.
При заключении договора лизинга лизингополучатель выдвинул требование о необходимости включения выкупной  стоимости, равной 10000 рублей,  в общую стоимость договора.
Правомерно ли данное требование?


Вопрос.  
     Организации на праве собственности принадлежит земельный участок. Организация длительное время (4 года) не использовала данный участок, а затем обнаружила находящееся на нем нежилое здание. Собственник данного здания не выявлен, недвижимое имущество в установленном порядке поставлено на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого оно находится, как бесхозяйное. Вправе ли организация предоставить данный земельный участок в аренду (например, другой организации), если указанное здание занимает только 1/10 участка, т.е. возможно пользование участком без пользования зданием?


Вопрос.  
     Организация А (лизингодатель) и организация Б (лизингополучатель) заключили договор финансовой аренды (лизинга) имущества с правом выкупа. С согласия лизингодателя лизингополучатель заключил договор сублизинга с организацией В, условия которого предусматривают переход права собственности на вышеуказанное  имущество к организации В после погашения ей всех предусмотренных платежей. Выполнив все условия сделки, организация В обратилась с требованием к организации Б передать ей право собственности на вышеуказанное имущество, последняя однако, не выполнив свои обязательства перед организацией А, в требованиях организации В отказала. Правомерны ли требования организации В по передаче права собственности на вышеуказанное имущество к лизингодателю и/или лизингополучателю?


Вопрос.  
     Организация А  (лизингодатель)  и организация Б (лизингополучатель) заключили договор финансовой аренды (лизинга), по условиям которого лизингодатель приобрел в собственность у выбранного лизингополучателем продавца и передал за плату и на условиях, определенных договором, во временное владение и пользование лизингополучателю на срок 10 месяцев предмет лизинга - электрокалорифер, стоимостью 200000 рублей.
В общую сумму договора лизинга включена выкупная цена предмета лизинга, поскольку договором предусмотрен последующий переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
В соответствии с договором в случае неоднократного нарушения лизингополучателем обязательства по своевременной уплате арендных платежей, лизингодатель вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке, а лизингополучатель обязан вернуть предмет лизинга.
Организация Б не произвела оплату за 2 последних месяца, в связи с чем лизингодатель  расторгнул договор в одностороннем порядке и потребовал у организации А вернуть предмет лизинга. В связи с тем, что с момента заключения договора лизинга  уменьшился срок полезного использования предмета лизинга, а, следовательно, и понизилась его стоимость, лизингодатель потребовал выплатить ему упущенную выгоду в размере 50000 руб.
Правомерно ли данное требование?


Вопрос.  
     
Между организацией А (арендатор) и федеральным государственным учреждением (арендодатель) заключен договор аренды здания, находящегося в государственной собственности. Стоит отметить, что торги не проводились. 
Позднее между организацией А (арендатором) и организацией Б (субарендатор) был заключен договор субаренды указанного выше здания сроком на 2 года.
Организация А известила организацию Б (субарендатора) о досрочном расторжении договора аренды, заключенного между федеральным государственным учреждением (арендодателем) и организацией А (арендатором).
В этой связи  организация Б обратилась в суд с требованием обязать организацию А заключить договор аренды на условиях договора, заключенного между организацией А  и федеральным государственным учреждением.
Правомерны ли данные требования? 
 


Вопрос.  
     При заключении договора финансовой аренды между организацией А (лизингодатель) и организацией Б  (лизингополучатель), во исполнение условий которого лизингополучателю на срок  2 года передается автомобиль специализированный для лесозаготовок, который ранние находился в эксплуатации на протяжении 4 лет, лизингополучатель заявил выкупную цену предмета лизинга равной 10000 рублей.
Лизингодатель, посчитав выкупную стоимость заниженной, отказался заключать договор на вышеприведенных условиях.
Правомерна ли позиция лизингодателя?


Вопрос.  
     На основании акта муниципального органа о предоставлении ИП земельного участка в аренду предпринимателю между названным органом (арендодателем) и предпринимателем (арендатором) заключен договор аренды земельного участка для строительства объекта. Условиями  договора аренды предусмотрена обязанность арендатора помимо внесения арендной платы уплатить арендодателю единовременный платеж в 10-дневный срок с момента подписания данного договора. Данное условие ИП было выполнено, договор прошел государственную регистрацию в установленном порядке.
Однако через некоторое время ИП обратился в адрес арендодателя с требованием разовый платеж вернуть как необоснованно уплаченный.  В связи с отказом арендодателя данное требование удовлетворить арендатор обратился в суд с требованием о признании условия об уплате единовременного платежа при заключении договора аренды ничтожным. Правомерно ли данное требование арендатора?


Вопрос.  
     Между индивидуальным предпринимателем и другим физическим лицом подписан договор аренды жилого помещения, находящегося в частной собственности физического лица, с указанием на целевое назначение помещение – для проживания. На территории данного жилого помещения проживают работники индивидуального предпринимателя, также он проводит совещания на территории данного жилого помещения. Является ли проведение совещаний использованием жилого помещения не в соответствии с целевым назначением жилого помещения?


Вопрос.  
     Между арендодателем и арендатором заключен договор аренды под отлагательным условием, в целях обеспечения обязательств арендатора по которому между арендодателем и поручителем заключен договор поручительства. Данный договор поручительства являлся возмездным, в связи с чем поручителю арендодателем было выплачено вознаграждение. Указанное в договоре аренды условие, выражавшееся в возможном заключении в рамках определенного срока между арендодателем и арендатором договора поставки, не наступило, в связи с чем у сторон данного договора не возникло никаких прав и обязанностей. Правомерно ли требование арендодателя к поручителю о возврате суммы уплаченного вознаграждения?


Вопрос.  
     Организации без проведения торгов в рамках выдачи государственной преференции на основании договора аренды, заключенного во исполнение акта органа государственной власти субъекта РФ предоставлены для выполнения работ помещения (лаборатории для проведения научных исследований), находящиеся в государственной собственности, сроком на один год. Правомерно ли по окончании срока договора аренды указанных помещений заключение его на новый аналогичный срок без проведения торгов, если срок преференции составляет согласно акту соответствующего органа два года, однако антимонопольным органом  введен ее предельный срок, равный одному году?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор аренды на зимнее время земснаряда, используемого для очистки пунктов отстоя и ремонта судов. Арендатор после заключения договора аренды обратился к арендодателю с требованием вернуть уплаченную денежную сумму и принять земснаряд обратно, сославшись на тот факт, что земснаряд не зарегистрирован в качестве объекта недвижимости, ввиду чего, договор является недействительным. Согласно договору аренды, земснаряд весь срок аренды должен находиться в пункте отстоя в зимнее время на реке, являющейся внутренним водным путем РФ. Правомерно ли требование арендатора?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды помещения, условия которого не содержали в себе информации относительно того, на кого возложена обязанность по проведению капитального ремонта. При эксплуатации данного помещения арендатором,  в связи с износом несущих конструкций, окон, указанное помещении потребовало срочного капитального ремонта. После неоднократного отказа арендодателя от проведения капитального ремонта, арендатор произвел его собственными силами. После проведения работ арендодатель отказался принимать работу и требовал переделать ее, так как ему не понравилась внутренняя отделка помещения. Арендатор отказался переделывать работу, мотивируя свой отказ тем, что если у арендодателя были какие-либо требования к ремонту, необходимо было изначально указывать их в договоре или проводить ремонт самостоятельно в соответствии со статьей 616 ГК РФ.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Стороны подписали договор аренды помещений. Помещение, передаваемое в аренду, нуждалось в капитальном ремонте, провести который обязался арендатор, в счет арендной платы. В договоре стороны не указали цену, в пределах которой капитальный ремонт должен был сделан и сроки его проведения. В последствии, между сторонами возник спор по поводу цены ремонтных работ, которые должен был выполнить арендатор (арендатор, указывая на стоимость ремонта, ссылался согласно пункту 3 статьи 424 ГК РФ на стоимость аналогичных работ в данной местности). В связи с этим он обратился в суд с иском признании данного договора смешанным с элементами подряда и аренды, и недействительности в части договора подряда (чтобы не выполнять ремонт именно арендатору) на основании того, что он не соответствует требованиям, предъявляемым к нему Главой 27 ГК РФ, так как в размерах суммы заявленной арендодателем, он выполнять свою обязанность по проведению ремонта не хотел.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Между организацией А (арендатор) и федеральным государственным учреждением (арендодатель) заключен договор аренды здания, находящегося в государственной собственности. Стоит отметить, что торги не проводились.
Позднее между организацией А (арендатором) и организацией Б (субарендатор) был заключен договор субаренды указанного выше здания сроком на 2 года.
Организация А известила организацию Б (субарендатора) о досрочном расторжении договора аренды, заключенного между федеральным государственным учреждением (арендодателем) и организацией А (арендатором).
В этой связи  организация Б обратилась в суд с требованием обязать организацию А заключить договор аренды на условиях договора, заключенного между организацией А  и федеральным государственным учреждением.
Правомерны ли данные требования? 


Вопрос.  
     Две организации подписали договор аренды помещения. Акт приемки-передачи помещения подписан сторонами без замечаний, ключ от помещения был передан при подписании данного акта. Спустя месяц арендодатель потребовал арендатора вернуть ключ от помещения, мотивировав свое требование тем, что арендодатель за месяц должен был обеспечить себя необходимыми копиями, так как арендодатель не обязан отдавать ему свой экземпляр ключа.
Правомерна ли позиция арендодателя, если условиями договора данный вопрос не урегулирован? 


Вопрос.  
     Организации распоряжением представительного органа муниципального образования без проведения торгов предоставлен земельный участок под строительство, ввиду участия в программе по развитию застроенной территории (организацией в установленном порядке заключен договор о развитии застроенной территории), на праве аренды. Вправе ли стороны включить в договор аренды, являющийся смешанным договором, содержащим в себе также условия договора совместной деятельности, условие о предоставлении права аренды земельного участка в качестве вклада в совместную деятельность по строительству недвижимости?


Вопрос.  
     Между организацией и представительным органом муниципального образования в установленном порядке заключен договор аренды земельного участка сроком 10 лет. Вправе ли стороны данного договора и другая организация, заключая соглашение о переводе полномочий арендатора на данную другую организацию и внесении изменений в договор аренды, включить в него положение, согласно которому новый арендатор обязуется в установленный в соглашении срок выплатить бывшему арендатору компенсацию в определенной сумме (мотив компенсации – плата за передачу прав и обязанностей по договору аренды другой организации)?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды здания, по условиям которого обязанность по проведению текущего и капитального ремонта возложена на арендатора. В процессе ремонта помещения, арендатором была произведена замена замков дверей всех помещений. По окончанию срока аренды было обнаружено, что ключи от дверей помещений в указанном здании только в одном экземпляре. Арендодатель потребовал сделать копию всех ключей, так как одного экземпляра недостаточно в связи с тем, что при последующей сдачи в аренду указанного здания, один ключ передается арендатору, а другой должен оставаться у арендодателя, и на предыдущие замки у него было два экземпляра ключа. Арендатор отказался выполнять требование арендодателя, мотивировав свою позицию тем, что для того чтобы отпереть дверь нужен один ключ.
Правомерна ли позиция арендодателя?


Вопрос.  
     Две стороны (организации) заключили договор аренды помещения на неопределенный срок, в соответствии с которым, в случае одностороннего отказа от договора, сторона должна уведомить другую сторону о таком расторжении за 30 дней с указанием причин. Впоследствии арендатору пришло письмо от арендодателя, в котором он уведомлял о расторжении договора, но причину, которая послужила основанием для расторжения договора в уведомлении указана не была. Арендатор посчитал данное уведомление ненадлежащим и спустя 30 дней отказался покидать занимаемое им помещение.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды помещения, которое предполагалось использовать как офисное помещение, без указания его целевого назначения в договоре. В соответствии с условиями договора, электроэнергия и другие коммунальные платежи оплачиваются арендодателем. В связи задолженностью арендодателя по оплате коммунальных услуг, в помещении была отключена электроэнергия в течение двух месяцев. Арендатор отказался оплачивать арендную плату  за это время, так как в течение двух месяцев он не мог работать в обычном режиме. Арендодатель обратился с иском в суд с требованием о взыскании арендной платы, мотивируя требования тем, что помещения использовались арендатором в качестве склада в эти два месяца.
Правомерно ли требования арендодателя?


Вопрос.  
     Между двумя организациями заключен договор финансовой аренды (лизинга), в соответствии с условиями которого лизингодатель предоставляет лизингополучателю во временное владение и пользование приобретенное им оборудование, указанное лизингополучателем. По окончанию срока данного договора, стороны указали право приобретения лизингополучателем в собственность арендуемого имущества. Но, стороны расторгли договор ранее срока указанного в договоре, и лизингополучатель потребовал возмещении ему части суммы, так как в сумму арендных платежей входит часть стоимости арендуемого имущества.
Правомерна ли позиция лизингополучателя?
 


Вопрос.  
     Между организацией (ООО, лизингополучатель) и организацией (ЗАО, лизингодатель) заключен договор лизинга, в соответствии с которым лизингодатель обязался передать в лизинг лизингополучателю имущество (автомобиль).
Договор был заключен с условием последующего перехода права собственности на предмет лизинга. Договором был определен срок лизинга.
Организацией (ООО) были досрочно уплачены все лизинговые платежи, в связи  чем она обратилась к организации (ЗАО) о предоставлении права собственности на автомобиль. В качестве доказательств оплаты всех лизинговых платежей лизингополучатель представила платежные поручения, в которых в графе "назначение платежа" указан иной номер договора лизинга (т.к. между организациями одновременно заключено несколько договоров лизинга). При этом организация – лизингополучатель уведомила организацию – лизингодателя о том, что данные платежные поручения необходимо считать платежами по данному договору.
Организация (ЗАО) не огласилась предоставить организации (ООО) автомобиль в собственность, указав, что представленные платежные поручения содержат в графе "назначение платежа" иной номер договора лизинга, в связи с чем не являются надлежащим доказательством досрочного исполнения обязательств по договору.
Правомерна ли позиция организации (ЗАО)?


Вопрос.  
     Администрацией субъекта Российской Федерации было принято решение о ликвидации должника - унитарного предприятия и назначена ликвидационная комиссия; была подана заявка на публикацию сообщения о ликвидации должника, сообщено в налоговый орган о принятом решении.
По заявлению уполномоченного органа в отношении ликвидируемого должника введена процедура банкротства, так как в течение трех месяцев последним не производилась уплата обязательных платежей, и сумма общей задолженности составляла более 100 000 рублей, -  в отношении должника была введена процедура наблюдения.
 В ходе производства по делу иной уполномоченный орган (далее – заявитель) представил заявление об уточнении требований, в котором просил суд прекратить производство по делу о банкротстве в связи с тем, что задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами составляет менее 100 000 руб., и, таким образом, признаки банкротства у должника отсутствуют. Заявитель полагает, что суд при определении достаточности имущества не должен был учитывать имущество, принадлежащее должнику на праве хозяйственного ведения. Правомерна ли позиция заявителя?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды, по условиям которого текущий ремонт должен быть проведен арендатором, с последующим возмещением арендодателем  всех затрат, связанных с ним. После проведения ремонта, при расчете за проделанную работу арендодатель отказался оплачивать отдельно ключи от замков, так как, по его мнению, замок и ключи не могут быть проданы отдельно. Арендатор предъявил чек, в соответствии с которым, ключи от замка были проданы отдельно от самого замка и потребовал оплатить указанные расходы.
Правомерна ли позиции арендодателя?


Вопрос.  
     Две иностранных организации, филиалы которых находятся на территории РФ, собирались заключить договор аренды жилого помещения, текст которого был исполнен на иностранном языке. При проверке текста и утверждении данных договоров одна из сторон не подписала его, мотивируя тем, что без приложения к ним текста договора на русском языке, они считаются недействительными. Другая организация настаивала на заключении подобного договора, мотивируя свою позицию тем, что законодательного запрета на заключения договора на иностранном языке в РФ не существует.
Возможно ли заключение договора в РФ на иностранном языке?


Вопрос.  
     Между организацией, обладающей на праве собственности малым самоходным судном, зарегистрированным в порядке, установленном федеральным законодательством в Государственном судовом реестре, и индивидуальным предпринимателем, заключен договор доверительного управления данным судном. В последствии, между индивидуальным предпринимателем и третьим лицом был подписан договор аренды данного имущества. Подлежит ли данный договор и переход права пользования на данное имущество соответствующей регистрации в Государственном судовом реестре?


Вопрос.  
     Муниципальное образование (арендодатель) и организация (арендатор)   заключили договор аренды земельного участка на 5 лет.  По истечению срока указанный договор продлен на неопределенный срок. В ходе исполнения договора, организация (арендатор) приобрела в собственность здание, прилегающее к земельному участку, сданному в аренду организации (арендатору). К указанному зданию организацией  (арендатором) возведена дополнительная пристройка вспомогательного использования в границах земельного участка, предоставленного организации по договору аренды земельного участка. Муниципальное образование посчитало данную пристройку самовольной постройкой, возведенной без специального разрешения на строительство, и обратилось в суд с требованием произвести снос данной пристройки.
Имела ли право организация  (арендатор) возводить данную пристройку, если капитальные конструкции здания она не изменила и на характеристики надежности и безопасности объекта не повлияла? 


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор аренды, в соответствии с которым арендатор арендует офисное помещение для осуществления предпринимательской деятельности. Одним из условий договора является обязанность арендатора использовать доступ в Интернет через выделенные арендодателем каналы по расценкам провайдера, выбранного арендодателем. Использование других каналов доступа и иных поставщиков услуг Интернета договором не предусмотрено. Правомерно ли такое условие?


Вопрос.  
     Две организации подписали договор аренды здания сроком на девять месяцев. Через некоторое время здание, являющееся предметом договора, было признано объектом культурного наследия, охранное обязательство на которое оформлено в установленном законом порядке. Арендатор предложил арендодателю внести изменение в договор, так как новый статус здания предполагает ряд особенностей его сдачи в аренду. Однако арендодатель отказался вносить изменения в договор, мотивируя это тем, что подписанный договор соответствует требованиям гл. 34 ГК РФ. Правомерна ли позиция арендодателя?


Вопрос.  
     Стороны заключили договор аренды на определенный срок. По окончании срока договора арендодателем почтой было направлено уведомление о расторжении договора в связи с окончанием срока его действия. В установленный срок арендатор не освободил помещение. При предъявлении требования арендодателя об освобождении арендуемого помещения арендатор указал, что, поскольку ни одна из сторон не заявила о расторжении договора, он является возобновленным на определенный срок. Что касается уведомления о расторжении договора, то оно было получено рабочими, выполняющими на арендуемой территории работы по договору подряда, которые представились сотрудниками организации-арендатора, но не передали руководителю организации данное уведомление. Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор аренды здания. В соответствии с договором арендатор обязуется уплачивать арендную плату платежными поручениями. Однако арендатор неверно указал назначение платежного поручения. Вместо "Арендная плата по договору аренды от 18.03.2011 N 224" следовало указать "Арендная плата по договору аренды от 14.03.2011 N 242". Вправе ли арендодатель изменить назначение платежного поручения после поступления денежных средств на его расчетный счет?


Вопрос.  
     Две организации подписали договор аренды здания сроком на 9 месяцев. Через некоторое время здание, являющееся предметом договора, признано объектом культурного наследия, охранное обязательство на которое оформлено в установленном законом порядке. Арендатор предложил арендодателю внести изменение в вышеуказанный договор в связи с изменением статуса здания, которое предполагает ряд особенностей сдачи такого помещения в аренду. Но арендодатель отказался вносить изменения в договор, мотивируя свою позицию тем, что подписанный ранее сторонами договор соответствует требованиям гл. 34 ГК РФ, в соответствии с которой надлежало заключать договор. Правомерна ли позиция арендодателя?


Вопрос.  
     Между организацией-арендатором и индивидуальным предпринимателем (арендодатель) подписан договор аренды нежилого помещения. Индивидуальный предприниматель является собственником нежилого помещения. Предметом аренды, является комната, находящаяся таким образом, что арендатор не имеет возможности пользоваться данной комнатой, иначе как проходя через другую комнату, находящуюся в собственности арендодателя.
Арендатор подал иск в арбитражный суд об установлении частного сервитута на комнату, доступ к которой необходим для пользования предметом аренды.
После подачи иска, арендодатель передал спорное (предмет договора аренды), а также соседние нежилые помещения третьему лицу на основании договора дарения. Третье лицо является физическим лицом, использует данное помещение под склад.
Правомерно ли требование арендатора?
Подведомственен ли данный иск арбитражному суду?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды офисного помещения, в соответствии с которым оплата коммунальных платежей является обязанностью арендодателя. В договоре было указано целевое назначение помещения – офис арендатора, в котором работают его работники. В течение трех недель в указанном помещении был отключен свет по вине арендодателя. Арендатор продолжал пользоваться данным помещением (не освободил его), но впоследствии потребовал возмещения убытков (фактически офисная техника стояла без работы, работники не работали). Арендодатель ответил отказом на данное требование, мотивируя свою позицию тем, что у арендатора было право расторжения договора в силу закона, которое он не использовал.
Правомерна ли позиция арендодателя?


Вопрос.  
     Между двумя организациями заключен договор финансовой аренды (лизинга), в соответствии с которым лизингополучатель обязуется вносить лизинговые платежи за предоставленный ему автомобиль. Договором установлено, что лизингополучатель осуществляем платежи даже в случае гибели переданного имущества. Ввиду ДТП автомобиль был полностью уничтожен (сгорел в результате ДТП), вины водителя организации в ДТП судом не установлено. Лизингополучатель продолжал осуществлять платежи. Впоследствии лизингополучатель обратился к лизингодателю с требованием о выплате неосновательного обогащения, на что был дан отказ,  основанный на том факте, что неосновательного обогащения не имеется, так как денежные средства получены в рамках  заключенного договора. Договором лизинга обязанность по страхованию переданного в лизинг автомобиля не установлена. Правомерен ли отказ от выплаты сумм неосновательного обогащения?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды помещения. В порядке реализации преимущественного права на покупку жилого помещения, стороны заключили договор купли-продажи, регистрация которого в установленном законом порядке была произведена спустя два месяца. Сумма по указанному договору купли-продажи была перечислена арендатором в момент регистрации договора. С момента заключения договора купли-продажи, арендатор перестал вносить арендные платежи, мотивируя свою позицию тем, что договор аренды прекращен, в связи с заключением договора купли-продажи.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     Стороны заключили договор аренды помещения, в соответствии с условиями договора по окончанию срока договора аренды арендатор имеет право на выкуп арендуемого имущества. В тексте договора указано, что при внесении суммы по договору купли-продажи ранее прекращения договора аренды, арендная плата уплате с этого момента не подлежит. Арендатором внесена сумма по договору купли-продажи за 3 месяца до перехода права собственности. Необходимо ли сторонам расторгнуть договор аренды и заключить договор безвозмездного пользования помещения в данной ситуации?


Вопрос.  
     Организация приобрела в собственность здание, которое расположено на муниципальном земельном участке. Вскоре после покупки в здании произошел пожар, вследствие которого оно было полностью уничтожено. До пожара собственник здания владел земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования. Организация обратилась с заявлением  о заключении договора аренды земельного участка, необходимого для эксплуатации здания, которое принадлежит ей на праве собственности, на что муниципальное образование ответило отказом, так как вышеуказанное имущество не существует.
Правомерна ли позиция муниципального образования?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
          Между индивидуальным предпринимателем-арендодателем и индивидуальным предпринимателем-арендатором заключен в устной форме договор аренды земельного участка на срок 9 месяцев. Размер арендной платы определен сторонами в размере 100 руб. (в силу дружественных отношений арендную плату стороны определили чисто символически).
     Впоследствии арендатор, отказываясь от исполнения обязанности уплачивать определенную договором арендную плату, стал ссылаться на недействительность данного договора, мотивируя свои выводы тем, что договор аренды не может быть отнесен к "сделкам, исполняемым при их совершении", следовательно, правоотношения сторон необходимо было оформлять договором в письменной форме. Правомерна ли такая точка зрения арендатора?


Вопрос.  


Вопрос.  
          Арендатор нежилого помещения без согласия арендодателя произвел капитальный ремонт, несмотря на то, что необходимость в проведении такового отсутствовала. После этого, он потребовал от арендодателя зачесть стоимость данного ремонта в счёт арендной платы. Вправе ли арендодатель отказать арендатору в удовлетворении данного требования при условии, что вопрос о проведении капитального ремонта никак не был урегулирован в договоре?


Вопрос.  


Вопрос.  
          Между организациями заключен договор аренды земельного участка на определенный срок. Согласно договору аренды земельного участка арендатор имеет право использовать участок в соответствии с целями и условиями его предоставления, а именно для складирования строительных материалов. Договором установлено, что арендодатель вправе досрочно расторгнуть договор аренды в случае нарушения арендатором условий договора, направив не менее чем за 60 календарных дней уведомление о намерении расторгнуть договор с указанием причин расторжения. В связи с использованием земельного участка не по назначению, установленному договором, арендодатель направил в письме арендатору уведомление о досрочном расторжении договора, не содержащее требования об устранении допущенного нарушения. Правомерны ли требования арендодателя?


Вопрос.  
          В связи с необходимостью устранения недостатков, частично препятствующих использованию сооружения по назначению, арендатор произвел капитальный ремонт данного имущества, удержав арендные платежи за этот период. По окончании ремонта он уведомил арендодателя о зачете оставшейся стоимости капитального ремонта в счет арендных платежей на два года вперед. При этом договор аренды сооружения был заключен на определенный срок с целью осуществления предпринимательской деятельности и не предусматривал досрочного исполнения обязательств сторонами. Вправе ли арендодатель требовать взыскания арендных платежей за период, следующий за окончанием капитального ремонта?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
          Организация-арендатор заключила с арендодателем договор аренды предприятия. В период действия этого договора организация произвела неотделимые улучшения амортизируемого имущества, не согласованные с контрагентом. Суд признал законным отказ контрагента в возмещении расходов организации на произведение неотделимых улучшений на основании отсутствия согласия на данные улучшения арендодателя. Вправе ли организация учесть при исчислении налога на прибыль затраты на данные неотделимые улучшения?


Вопрос.  


Вопрос.  
          По договору аренды арендатор принял на себя обязательство произвести арендованному нежилому помещению капитальный ремонт за свой счет в связи с его состоянием, непригодным для использования по договору. О состоянии сданного в аренду помещения ему было известно. Он указал на необходимость капитального ремонта как на недостаток данного помещения, частично препятствующий пользованию последним, и удержал сумму понесенных им расходов из арендной платы. Арендодатель обратился к арендатору с требованием о взыскании задолженности по арендной плате. Договором не были урегулированы порядок возмещения расходов по ремонту и вопрос о соразмерном уменьшении арендной платы в связи с проведением капитального ремонта. Правомерно ли требование арендодателя?


Вопрос.  
          1 февраля 2008 г. арендодатель предъявил в суд иск к арендатору о взыскании арендных платежей за пользование земельным участком в размере 240 тысяч рублей, начиная с 1 февраля 2006 г, когда начался период просрочки выплаты арендных платежей. Суд частично удовлетворил требование, взыскав с арендатора 150 тысяч рублей. В качестве обоснования для снижения размера иска была приведена вина арендодателя, поскольку последний не принял разумных мер для уменьшения размера убытков, предписанных договором,  и обратился в суд с иском только 1 февраля 2008 г.
     Правомерна ли позиция арендодателя о том, что его вина отсутствует, поскольку общий срок исковой давности устанавливается в три года?


Вопрос.  
          Государственное унитарное предприятие и общество с ограниченной ответственностью заключили договор аренды здания, принадлежащего государственному унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, на срок 2 года. По истечении данного времени, арендатор не вернул арендодателю указанное ранее имущество, продолжая, однако, вносить арендные платежи, исходя из коэффициента ставок арендной платы за аренду имущества, находящегося в государственной собственности, которые были установлены на период действия договора. Арендодатель не возражал против этого. Вместе с тем, после истечения срока действия договора, ставки изменились в сторону увеличения арендной платы. В связи с этим, через месяц после изменения ставки, арендодатель обратился в суд с иском о взыскании задолженности за всё время пользования арендатора зданием, начиная с момента изменения ставки.
     Правомерно ли требование арендодателя?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     
     Арендатор здания трижды просрочил внесение арендной платы, и арендодатель направил ему письменное предупреждение о необходимости внесения платы в разумный срок. Арендатор погасил задолженность, но не уплатил предусмотренные договором пени за невнесение арендной платы в установленный договором срок. Арендодатель, полагая, что его требования удовлетворены ненадлежащим образом, обратился в суд с иском о расторжении договора аренды и уплаты предусмотренных договором пеней. Подлежит ли данный иск удовлетворению, если договором не предусмотрено такое основание расторжения договора, как неуплата пеней?


Вопрос.  
     
     Организация-арендатор заключила с арендодателем договор аренды предприятия. В период действия данного договора организация произвела неотделимые улучшения амортизируемого имущества, не согласованные с контрагентом. Суд признал законным отказ контрагента в возмещении расходов организации на неотделимые улучшения на основании отсутствия согласия арендодателя. Вправе ли организация учесть при исчислении налога на прибыль затраты на данные неотделимые улучшения?


Вопрос.  


119034,Москва
Пречистенка, д. 40/2, стр .3, оф. 110,

Rambler's Top100