Поиск по сайту:
Новости / О компании / Прикладные научные исследования / Консультационно-разъяснительная работа / Анализ и обобщение судебной практики /
 
Налоговое законодательство
 
Гражданское законодательство
 
Правоотношения в сфере внешнеэкономической деятельности
 
Государственный заказ
 
Бухгалтерский учет
 
Трудовые отношения
 
Законодательство о страховых взносах
 
Административная ответственность
 
Процесс
 
Архив
 
Карта сайта
 

Прочие договоры

Вопрос.  
     
По итогам открытого аукциона в электронной форме между министерством (заказчиком) и организацией (поставщиком) заключен государственный контракт, в котором были согласованы сроки на поставку товара. Позже сторонами было заключено дополнительное соглашение на поставку товаров другого производителя. (Стороны внесли изменения только в наименование фирмы производителя и страны происхождения товара). 
 Согласно данному дополнительному  соглашению положения контракта, не затронутые соглашением, остаются в неизменном виде. Изменяет ли данное дополнительное соглашение момент заключения контракта и, как следствие, сроки поставки товара?
 


Вопрос.  
     Организация, субъект естественной монополии,  организовала открытый аукцион в электронной форме на заключение договора банковского счета с победителем - финансовой организацией сроком на 1 год, с автоматической пролонгацией на 1 год при отсутствии возражений сторон. Спустя 1 год  возражений от сторон не поступило, данный договор стороны посчитали продленным еще на один год. Антимонопольный орган принял решение о прекращении Организацией ограничения конкуренции, выразившееся в продлении договора без проведения торгов. Правомерно ли решение антимонопольного органа? 


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор подряда. Согласно данному договору заказчик должен перечислить денежные средства исполнителю, место нахождения находится в одном субъекте РФ, а исполнитель должен выполнить работы по ремонту имущества, находящегося в ином субъекте РФ. В договоре указано место исполнения обязательств исполнителем – иной субъект РФ. Считается ли в указанной ситуации, что договором предусмотрена альтернативная подсудность по месту исполнения договора?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация (покупатель) заключила договор поставки с ИП (поставщик) на поставку оборудования для производства мебели, в период исполнения договора ИП передавал организации счета-фактуры. Впоследствии Организация, переезжая в другой офис, потеряла документацию организации, в том числе документацию по договорам поставки, подтверждающие расходы организации, из-за аварии транспортного средства.  В ходе выездной налоговой проверки  организация предоставила заверенные копии первичных документов (счетов-фактур, документов подтверждающих вознаграждение ИП), налоговый орган указал, что  предоставление копий первичных документов неправомерно и привлек организацию к налоговой ответственности.  Правомерна ли позиция налогового органа?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Государственное унитарное предприятие  провело торги на заключение договора по оказанию услуг проведения аудиторской проверки по финансовой отчетности организации. Из списка лиц, подавших заявку, Организация отклонила заявку ИП, не предоставив обоснований своего отказа. ИП обратился в антимонопольный орган с жалобой на Организацию. Антимонопольный орган возбудил по данной жалобе дело,  Организация признана нарушившей законодательство о конкуренции и ей было направлено предписание расторгнуть  заключенный договор об оказании аудиторских услуг, при этом никаких заявлений  от ИП о расторжении договора не поступало. Правомерно ли вынесенное предписание антимонопольным органом?


Вопрос.  
     Банк и организация (должник) заключили  кредитный договор. В обеспечение исполнения обязательств заключен договор залога.  В  период действия данного договора в отношении организации-должника была введена процедура банкротства наблюдение. Так как организация-должник не могла исполнить свои обязанности, между данной организацией и банком было заключено соглашение об отступном, в соответствии с которым, должник передавал, принадлежащее ему имущество в счет погашения задолженности банку, а банк прекращал обязательства должника по  кредитному договору.  После исполнения данного соглашения в  отношении организации  было введено конкурсное производство. Конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительным соглашения об отступном, так как оно совершено без согласия временного управляющего должника и считает, что оно влечет за собой предпочтительное удовлетворения требований одного кредитора перед другими, так как будет нарушена очередность удовлетворения требования кредиторов. Правомерно ли данное требование?


Вопрос.  
     Организация А  (лицензиат) заключила лицензионный договор с Организацией Б (лицензиар) на  использование исключительного права на изобретение. Организация  А заключила договор о переводе долга с Организацией В, на основании которого Организация В принимает на себя обязательства по выплате долга лицензиару.  Подлежит ли государственной регистрации договор перевода долга по лицензионному договору? Будет ли он действительным при отсутствии государственной регистрации?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация (покупатель) заключила договор поставки с фармацевтической компанией (поставщик), занимающейся изготовлением и распространением лекарственных средств, на основании которого Организация получила в собственность данные лекарственные средства. Впоследствии Организация, получив установленную законодательством лицензию на осуществление фармацевтической деятельности, распространила рекламу, в которой указала, на возможность покупки лекарственных препаратов дистанционным путем по телефону, при этом конкретных данных о месте нахождении Организации указано не было. Антимонопольный орган вынес решение о прекращении распространения лекарственных средств. Правомерно ли данное решение?


Вопрос.  
     Организация (лицензиар) заключила с ИП (лицензиат) лицензионный договор об использовании исключительного права на литературное произведение, в соответствии с которым лицензиат должен был уплатить лицензиару вознаграждение  в виде процентов  за использование в виде воспроизведения литературных произведений. В связи с тем, что лицензиат не уплатил вознаграждение лицензиару, лицензиар в одностороннем порядке расторг договор. Впоследствии лицензиар обратился в суд с требованием взыскать неосновательное  обогащение за обнаруженное использование литературных произведений после расторжения договора. Правомерно ли  указанное одностороннее расторжение лицензионного договора и требование о взыскании неосновательного обогащения с лицензиата?


Вопрос.  
     Организация А (подрядчик) заключила договор на выполнение подрядных работ с организацией Б (заказчик). По условиям договора в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения подрядчиком обязательств по выполнению подрядных работ подрядчик обязался оплатить неустойку. Гарантийный срок на работы, выполненные подрядчиком, по соглашению сторон составлял 2 года с момента подписания акта сдачи-приемки выполненных работ. После исполнения договора между стонами возник спор о качестве выполнения работ. Судебное решение, вынесенное по данному спору, установило факт некачественного выполнения подрядных работ организацией А. Спустя год после вынесения указанного судебного решения организация Б обратилась в суд с требованием о взыскании неустойки. Подрядчик указал на пропуск срока исковой давности. Правомерно ли заявления подрядчика?


Вопрос.  
     Организация (покупатель) заключила договор поставки с фармацевтической компанией (поставщик), занимающейся изготовлением и распространением лекарственных средств, на основании которого Организация получила в собственность данные лекарственные средства. Впоследствии Организация, получив установленную законодательством лицензию на осуществление фармацевтической деятельности, распространила рекламу, в которой указала, на возможность покупки лекарственных препаратов дистанционным путем по телефону, при этом конкретных данных о месте нахождении Организации указано не было. Антимонопольный орган вынес решение о прекращении распространения лекарственных средств. Правомерно ли данное решение?


Вопрос.  
     Организация (лицензиар) заключила с ИП (лицензиат) лицензионный договор об использовании исключительного права на литературное произведение, в соответствии с которым лицензиат должен был уплатить лицензиару вознаграждение  в виде процентов  за использование в виде воспроизведения литературных произведений. В связи с тем, что лицензиат не уплатил вознаграждение лицензиару, лицензиар в одностороннем порядке расторг договор. Впоследствии лицензиар обратился в суд с требованием взыскать неосновательное  обогащение за обнаруженное использование литературных произведений после расторжения договора. Правомерно ли  указанное одностороннее расторжение лицензионного договора и требование о взыскании неосновательного обогащения с лицензиата?


Вопрос.  
     Между организациями в 2012 году заключен договор водоснабжения сроком на 2 года. Признается ли существенным изменением обстоятельство, из которых стороны исходили при заключении договора, вступление в силу с 01.01.2013 нового федерального законодательства, регулирующего правоотношения по данному договору, если данный вопрос договором не урегулирован? Соответственно, вправе ли организация – водопользователь требовать расторжения договора в связи с указанным изменением обстоятельств?


Вопрос.  
     Организация заключила договор оказания юридических услуг c адвокатами-партнерами адвокатского бюро на оказание услуг юридической помощи и представление интересов организации в судах и органах власти. Стороны определили объем работ,  размер и этапы оплаты.  В период действия договора организация решила расторгнуть договор и вернуть уплаченные денежные средства, мотивируя это бездействием контрагента. После отказа в удовлетворении досудебной претензии, организация решила обратиться в арбитражный суд. Учитывая характер спора, правомерно ли обращение организации в арбитражный суд и кто является надлежащим ответчиком по спору, возникшему из описанного соглашения?


Вопрос.  
     Организацией А и организацией Б был заключен договор замены стороны в обязательстве, в соответствии с которым организация Б  приняла на себя все права и обязанности на стороне (заказчика, кредитора) по договору хранения.
Вступившим в силу решением суда договор хранения, стороной которого (поклажедателем) была рассматриваемая  организация А, был признан незаключенным. 
Организация Б обратилась в арбитражный суд с исковым требованием к организации А о взыскании суммы за неосновательное обогащение. В основании иска было указано, что неосновательное обогащение у организации А возникло вследствие поставки ей товара  по товарной накладной во исполнение условий договора замены стороны в обязательстве, признанного решением арбитражного суда незаключенным.
Правомерно ли  такое требование?


Вопрос.  
     Организация 1 (лицензиар) заключила с Организацией 2  (лицензиат) лицензионный договор на использование товарного знака, согласно которому запрещалось заключать договоры об использовании данного товарного знака с третьими лицами и устанавливались последствия нарушения договора в виде  возмещения  убытков (реального ущерба). Организация 2 (сублицензиар) заключила с Организацией 3 (сублицензиат) сублицензионный договор на предоставление указанного товарного знака. Организация 1 обратилась с требованием к Организации 2 возместить убытки, причиненные неисполнением обязательств. Организация 2 отказала в  удовлетворении данного требования. Правомерен ли данный отказ?


Вопрос.  
     Между муниципальным органом и организацией (инвестором) заключен инвестиционный договор на снос и строительство объекта недвижимости. В соответствии с договором муниципальный орган принял на себя обязательство предоставить организации в аренду земельный участок, на котором располагался старый объект недвижимости для осуществления работ по его сносу и строительству нового объекта недвижимости на его месте. В местной газете опубликована информация о принятии муниципальным органом Постановления об утверждении проекта границ и согласовании землеустроительной документации на соответствующий земельный участок. Муниципальным органом также утвержден Акт выбора земельного участка и согласовано место размещения (организацией) инвестором объекта недвижимости. Указанная информация была также опубликована в местной газете. В дальнейшем административный орган передал организации вышеуказанный земельный участок в аренду. По результатам проведенной антимонопольным органом проверки организация и муниципальный орган привлечены к ответственности за осуществление согласованных действий, направленных на предоставление организации земельного участка в аренду без соблюдения публичных процедур, предусмотренных земельным и градостроительным законодательством. Организация считает, что спорный договор является договором о намерениях, в котором зафиксированы обоюдные желания сторон сотрудничать на договорной основе. Правомерно ли в представленном случае решение антимонопольного органа?


Вопрос.  
     Между муниципальным автономным учреждением (далее – Учреждение) и организацией заключен договор на выполнение работ по зимнему содержанию дорог. Указанным договором предусмотрена обязанность организации обеспечивать круглосуточное дежурство дорожной техники и ИТР и осуществлять охрану баз хранения противогололёдных материалов. Комитет городского хозяйства администрации городского округа (далее – Комитет) счел, что Учреждением нецелевым образом расходуются выделенные денежные средства, поскольку в силу метеорологических условий в осуществлении указанных действий нет необходимости. Правомерны ли в рассматриваемом случае выводы Комитета?


Вопрос.  
     Между ООО «А» (Заказчик) (в уставе ООО указан следующий  перечень деятельности: удаление и обработка твердых бытовых отходов; обработка неметаллических отходов и лома; сбор, транспортировка, захоронение и переработка твердых бытовых отходов ) в лице генерального директора и организацией «П» (Исполнитель) заключен договор на выполнение проектных и изыскательских работ, в соответствии с условиями которого исполнитель обязался по заданию А выполнить изыскательские работы и разработать техническую документацию "Реконструкция полигона твердых бытовых отходов», а ООО «А» - принять и оплатить их результат.  Полагая, что указанный договор является для ООО «А»  крупной сделкой, связанной с отчуждением имущества (денежных средств), стоимость которого, составляет более 25 процентов стоимости активов,  представитель ООО «А» требует признания недействительности договора. Генеральный директора «А» считает, что данный договор является обычной хозяйственной деятельностью организации, ранее подобные договоры организацией не заключались. Можно ли отнести такой договор к крупной сделки или он является обычной хозяйственной деятельностью? Может ли представитель ООО «А» требовать признания сделки недействительной?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация является обладателем исключительного имущественного права на произведение литературы. По лицензионному договору организация передала другой организации право на воспроизведение данного произведения типографским способом (в печатной форме), а также на распространение напечатанных экземпляров произведения в установленном договором количестве экземпляров. Организация – лицензиат в нарушение условий договора осуществила воспроизведение произведения на CD-дисках, т.е. в электронной форме, и поставила экземпляры произведения розничному магазину – коммерческой организации. Магазин осуществил распространение (продажу) CD-дисков, содержащих экземпляры произведения. Организация – обладатель исключительного имущественного права на произведение литературы обратилась к коммерческой организации – магазину – с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительного права, предусмотренной статьей 1301 ГК РФ, мотивируя это незаконным распространяем произведения путем продажи его экземпляров в электронно-цифровой форме. Магазин указывает, что вины его в нарушении нет, т.к. продажа CD-дисков является обычным способом их распространения и, по общему правилу, не предполагает специальной проверки того факта, нарушены ли при его создании интеллектуальные права третьих лиц. Является ли данный довод основанием для освобождения магазина от выплаты компенсации за нарушение исключительного права, предусмотренной статьей 1301 ГК РФ?


Вопрос.  
     Организация (организация А) является обладателем исключительного имущественного права на произведение литературы. По лицензионному договору организация передала другой организации (организация Б) право на воспроизведение данного произведения типографским способом (в печатной форме), а также на распространение напечатанных экземпляров произведения в установленном договором количестве экземпляров. Организация – лицензиат в нарушение условий договора осуществила воспроизведение произведения на CD-дисках, т.е. в электронной форме. Организация – обладатель исключительного имущественного права на произведение литературы обратилась в суд к организации – лицензиату с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительного права, предусмотренной статьей 1301 ГК РФ. Организацией – правообладателем представлены трудовые договоры с авторами произведения, положения данных договоров определяют, что подготавливаемые работниками произведения являются служебными произведениями, исключительное право на них принадлежит организации как работодателю, представлены служебное задание для подготовки служебного произведения и отчет о выполнении служебного задания по подготовке служебного произведения, подтверждающие, что фактически работниками организации в рамках трудовых обязанностей создано спорное произведение. Организация – лицензиат указывает на отсутствие у организации А права требовать компенсации, т.к. произведение содержит фрагменты, представляющие копирование иных произведений, авторами и правообладателями которых являются третьи лица (к данному выводу организация – лицензиат пришла, сравнив текст произведения, размещенного на CD-дисках, и тексты иных произведений третьих лиц). Указывает ли данный довод организации – лицензиата на отсутствие у организации А права требовать компенсации, если экземпляр переданного лицензиаром лицензиату произведения организацией Б не представлен, а в соответствии с условиями лицензионного договора лицензиар обязуется предоставить лицензиату произведение на материальном носителе, оформленном следующим образом: файл в формате Word на одной дискете или компакт-диске, а также бумажный вариант текста в одном экземпляре, подписанный лицензиаром?


Вопрос.  
     

Организация (организация А) является обладателем исключительного имущественного права на произведение литературы. По лицензионному договору организация передала другой организации (организация Б) право на воспроизведение данного произведения типографским способом (в печатной форме), а также на распространение напечатанных экземпляров произведения в установленном договором количестве экземпляров. Согласно договору лицензиар гарантирует, что ему принадлежат все права, которые он передает лицензиату по договору, что при создании произведения не были нарушены интеллектуальные права третьих лиц. За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору стороны несут ответственность в соответствии с законодательством. Организация – лицензиат в нарушение условий договора осуществила воспроизведение произведения на CD-дисках, т.е. в электронной форме. Организация – обладатель исключительного имущественного права на произведение литературы обратилась в суд к организации – лицензиату с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительного права, предусмотренной статьей 1301 ГК РФ. Организацией – правообладателем представлены трудовые договоры с авторами произведения, положения данных договоров определяют, что подготавливаемые работниками произведения являются служебными произведениями, исключительное право на них принадлежит организации как работодателю, представлены служебное задание для подготовки служебного произведения и отчет о выполнении служебного задания по подготовке служебного произведения, подтверждающие, что фактически работниками организации в рамках трудовых обязанностей создано спорное произведение. Организация – лицензиат указывает на отсутствие у организации А права требовать компенсации, т.к. произведение содержит фрагменты, представляющие копирование иных произведений, авторами и правообладателями которых являются третьи лица (к данному выводу организация – лицензиат пришла, сравнив текст произведения, размещенного на CD-дисках, и тексты иных произведений третьих лиц). Является ли ссылка организации – лицензиата на наличие в спорном произведении указанных фрагментов доказательством отсутствия у организации А исключительного права на произведение, если требование о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением лицензионного договора, а равно требование о расторжении договора лицензиат не заявлял?



Вопрос.  
     ООО «А» (поставщик) заключило с ООО «Б» (покупатель) договор поставки товара. Затем ООО «Б» (покупатель) допустило просрочку платежа. По условиям заключенного контрагентами договора в случае просрочки платежа покупатель перечисляет поставщику пени в установленном размере за каждый день просрочки. При этом ранее между ООО «Д» и ООО «Б» был заключен договор о передаче полномочий исполнительных органов, в соответствии с которым ООО «Д» принимает и осуществляет полномочия исполнительного органа общества (ООО «Б» обладало статусом дочернего общества по отношению к основному – ООО «Д»). В итоге ООО «А» (поставщик) обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании с ООО «Б» (покупатель), ООО «Д» начисленной на основании договора поставки пени.
В соответствии с действующим законодательством несет ли ООО «Д» совместно с ООО «Б» (покупатель) солидарную обязанность по выплате пени?


Вопрос.  
     Индивидуальный  предприниматель производит продукцию, которую поставляет организации А на основании договора поставки, который также устанавливает, что данная продукция перед ее отправкой организации А пакуется предпринимателем в упаковку, поставляемую организацией А. Данная упаковка производится организацией А, а также содержит ее наименование и товарный знак, сходный до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком организации Б, производящей аналогичные товары. Организация А реализует данный товар оптом и в розницу. Кому (организации А или предпринимателю) организация Б вправе предъявить исковые требования в связи с нарушением своих исключительных прав на товарный знак?


Вопрос.  
     Между индивидуальным предпринимателем (принципал) и организацией (агент) заключен агентский договор, по которому агент обязуется от своего лица и за счет принципала осуществлять закупки товаров, необходимых предпринимателю для осуществления своей деятельности, и доставлять их предпринимателю. Соответствует ли закону пункт такого договора, обязывающий принципала выплачивать агенту вознаграждение и возмещать убытки наличными денежными средствами?


Вопрос.  
     Организация, осуществляющая поставку тепловой энергии, обратилась к агенту, с целью взыскания агентом с должника организации задолженности за поставку тепловой энергии. Организация и агент заключили агентский договор, также агенту была выплачена предоплата, которую агент впоследствии потратил на выполнение своих обязанностей по договору, в частности транспортные расходы для розыска должника, а также получение справок об имуществе, принадлежащем должнику, данные расходы подтверждены соответствующими документами и отчетом агента о произведенных расходах, данный отчет принципалом был отвергнут, ввиду отсутствия результата в его действиях, а затраты признаны необоснованными. Указанным договором установлена обязанность принципала выплатить предоплату агенту для компенсации его первоначальных расходов на розыск должника. Сумма предоплаты истрачена полностью. Во время исполнения агентом поручения, организация подала на должника иск в арбитражный суд, который взыскал с должника требуемую сумму, при этом организация от услуг агента не отказалась. После этого организация обратилась к агенту с требованием о возвращении предоплаты. Является ли требование организации правомерным?


Вопрос.  
     По договору возмездного хранения, заключенному между организациями, организации – профессиональному хранителю, передана партия растворителя, упакованного в герметичную тару. Впоследствии работники хранителя неоднократно обращались с жалобами на плохое самочувствие при нахождении рядом с указанным товаром, ввиду чего хранитель обратился в специализированную экспертную организацию, с целью установления причин недомогания персонала. При проведении экспертизы, методом спектрального анализа, без повреждения целостности упаковки растворителя, путем анализирования его паров, было установлено, что указанный растворитель изготовлен с нарушениями требований к качеству продукции данного вида, и содержит в своем составе летучие вещества смертельно опасные для организма человека, свободно преодолевающие герметичную упаковку. На основании этого, указанная партия растворителя была передана специализированной организации для уничтожения. По истечении срока договора хранения, поклажедатель обратился с требованием возместить стоимость уничтоженного растворителя. Правомерны ли требования о возмещении убытков?


Вопрос.  
     Организации на праве собственности принадлежит нежилое помещение на первом этаже многоквартирного жилого дома, в котором избран способ управления управляющей компанией. Между организацией и ресурсоснабжающей организацией заключен договор на отпуск и поставку тепловой энергии в данное нежилое помещение. Вправе ли ресурсоснабжающая организация, в связи неоплатой организацией поставленной энергии, требовать взыскания с нее задолженности за потребленную тепловую энергию?


Вопрос.  
     Организация А (заказчик первого уровня), организация Б (заказчик второго уровня) и организация Б (подрядчик) заключили договор строительного подряда, по которому подрядчик обязался произвести комплекс ремонтных работ в указанном заказчиком помещении, заказчик второго уровня – принять и оплатить работы в соответствии с договором, заказчик первого уровня – обеспечить оплату. Подрядчик выполнил работы с нарушением сроков, а также в ненадлежащем качестве, а позже сдал произведенные работы заказчику второго уровня как объект незавершенного строительства, уменьшив стоимость оплаты пропорционально допущенным нарушениям (акт приема объекта незавершенного строительства подписан сторонами). Договор подряда устанавливал, что оплата услуг подрядчика производится после выполнения всех законных обязательств сторонами, а также после получения заказчиком первого уровня счетов-фактур и форм КС-2 и КС-3, подписанными сторонами. Счета-фактуры подрядчиком предоставлены не были, формы КС-2 и КС-3 подписаны подрядчиком в одностороннем порядке (заказчик подписать акт отказался, имея претензии к качеству и объему выполненных работ), в связи с чем проставлены соответствующие отметки. Правомерны ли требования заказчиков по признанию подписанных актов о форм недействительными и отказ подрядчику в оплате?


Вопрос.  


Вопрос.  
     В соответствии с актом исполнительного органа муниципального образования, изданном в порядке, установленном законом,  ИП (арендатору) был предоставлен в аренду  земельный участок. Впоследствии между ИП и организацией - подрядчиком был заключен договор строительного подряда, на возведение на данном участке объекта. После возведения объекта исполнительным органом муниципального образования вынесен акт о  досрочном прекращении действия договора аренды земельным участком, а также о привидении земельного участка в первоначальное состояние, в случае неисполнения предписания налагался штраф, в связи с чем для исполнения акта, ИП заключил договор на демонтаж данного объекта. Правомерно ли требование ИП о взыскание  стоимости, оплаченных  ИП работ по демонтажу с исполнительного органа, как убытков причиненных актом данного органа, если указанный акт соответствует закону?


Вопрос.  
     После передачи организации - профессиональному хранителю организацией - поклажедателем медицинской техники по договору хранения, был установлен факт превышения данным товаром радиационного фона более чем в 20 раз, о чем имеется заключение соответствующей экспертной организации, проводившей исследование данного товара. Данный факт установлен ввиду жалоб сотрудников хранителя на плохое самочувствие при нахождении около данного товара. На основании данного факта хранитель обратился к поклажедателю с требованием забрать товар со склада немедленно, договором прямо указана невозможность прекращения договора до истечения срока, указанного в договоре, данный срок не наступил. Правомерно ли требование хранителя, учитывая, что договор хранения еще действует?


Вопрос.  
     Организация заключила договор с юридической фирмой на предоставление юридических услуг в рамках гражданско-правового процесса в суде общей юрисдикции. В условии договора указано, что моментом окончания данного договора, является момент окончания гражданского дела, в рамках которого юристу поручено представлять права и интересы организации. Решение было вынесено в пользу организации, и после судебного заседания представитель юридической фирмы сказал, что его поручение выполнено и действие договора прекращено.
Правомерна ли позиция юридической организации, если решение еще не вступило в законную силу и исполнительный лист не выдан?


Вопрос.  
     Между ООО «А» (Заказчик) (в уставе ООО указан следующий  перечень деятельности: удаление и обработка твердых бытовых отходов; обработка неметаллических отходов и лома; сбор, транспортировка, захоронение и переработка твердых бытовых отходов ) в лице генерального директора и организацией «П» (Исполнитель) заключен договор на выполнение проектных и изыскательских работ, в соответствии с условиями которого исполнитель обязался по заданию А выполнить изыскательские работы и разработать техническую документацию "Реконструкция полигона твердых бытовых отходов», а ООО «А» - принять и оплатить их результат.  Полагая, что указанный договор является для ООО «А»  крупной сделкой, связанной с отчуждением имущества (денежных средств), стоимость которого, составляет более 25 процентов стоимости активов,  представитель ООО «А» требует признания недействительности договора. Генеральный директора «А» считает, что данный договор является обычной хозяйственной деятельностью организации, ранее подобные договоры организацией не заключались. Можно ли отнести такой договор к крупной сделки или он является обычной хозяйственной деятельностью? Может ли представитель ООО «А» требовать признания сделки недействительной?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация – резидент (покупатель) заключила с иностранной компанией – нерезидентом (поставщик) внешнеторговый контракт на поставку товара. Контракт был принят на обслуживание в уполномоченный банк, в котором был оформлен паспорт сделки, где был указан, в том числе, юридический адрес организации-резидента. После этого, организацией – резидентом юридический адрес был изменен, внесены соответствующие изменения в контракт, после чего была осуществлена валютная операция по оплате товара поставщику. Документы для переоформления паспорта сделки организацией – резидентом в банк поданы не были. При этом очередной срок представления в банк паспорта сделки, документов и информации еще не наступил.   
Нарушают ли действия организации – резидента валютное законодательство Российской Федерации?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор инвестирования в соответствии с которым инвестор финансирует строительство бизнес-центра пропорционально своей доли в объекте, которая по стоимости равно двух помещениям. По окончании строительства, заказчик в нарушение своих  обязательств по договору уклонялся от передачи помещения инвестору, вследствие чего инвестор обратился в суд с иском об обязании заказчика передать помещение и необходимые документы.
Правомерны ли требования инвестора?


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор инвестирования в соответствии с которым инвестор финансирует строительство бизнес-центра пропорционально своей доли в объекте, которая по стоимости равно двух помещениям. По окончании строительства, заказчик в нарушение своих  обязательств по договору уклонялся от передачи помещения инвестору, вследствие чего инвестор обратился в суд с иском с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество. Следует ли в данном случае в рамках отдельного требования заявлять требование о государственной регистрации?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации заключили договор подряда на основании, которого, подрядчик обязался возвести здание на земельном участке, принадлежащем заказчику на праве собственности. После введения указанного здания в эксплуатацию, заказчик заключил договор аренды, в соответствии с которым он передавал право пользования нескольких помещений в указанных зданиях за определенную плату.
Является ли договор аренды действительным, если на момент его заключения право собственности на указанное здание еще не было зарегистрировано в установленном законом порядке?
 


Вопрос.  
     Две организации заключили договор простого товарищества, согласно условиям которого Организация А предоставляет земельный участок, принадлежащий ей на праве собственности, на котором организация В с помощью своих строительных материалов должно возвести складские помещения. Организация А после того, как складские помещения были возведены, уклонялась от передачи  принадлежащего ей земельного участка и оформило право собственности на возведенные здания только на себя. Организация В обратилась в суд с требованием признания права собственности на долю в созданном недвижимом имуществе.
Как следует в данном случае суду квалифицировать заявленные требования?


Вопрос.  
     Организацией, осуществляющей услуги продажи строительной техники, переданы на хранение организации - профессиональному хранителю, для возмездного оказания услуг хранения, два новых цементовоза, о чем составлен соответствующий акт, использование хранителем техники не предусмотрено. Организация планирует последующую продажу указанной техники. Договор хранения заключен на срок 2 года. По истечении договора при принятии техники поклажедатель обнаружил явные следы эксплуатации указанной техники – следы коррозии кабин, наличие затвердевшего раствора цемента в миксерах, неисправности трансмиссии. Организация обратилась к хранителю с претензией об уплате стоимости новых цементовозов. Хранитель отказался от уплаты суммы стоимости новых цементовозов, заявив, что техника пригодна для использования ее по прямому назначению, и оплате подлежит лишь сумма, на которую понизилась стоимость цементовозов. Правомерна ли позиция организации-хранителя?


Вопрос.  
     Две организации заключили договор строительного подряда на строительство склада. Условиями договора предусмотрено, что подрядчик исправляет недостатки работ самостоятельно, за исключением случаев, когда подрядчиком будут нарушены сроки выполнения работ, либо когда в работе будут обнаружены явные недостатки, - в таком случае заказчик будет вправе обратить к третьему лицу. Работа по данному договору была выполнена вовремя, и акт приемки-передачи был подписан без замечаний. Однако через месяц был выявлен ряд недостатков, а именно неисправности в проводке, в вентиляционном оборудовании, для устранения которых заказчик обратился к третьему лицу, оплатив его работу. В - последствии, заказчик обратился к подрядчику с требованием о взыскании сумм, которые потребовались для устранения недостатков.
Правомерна ли позиция подрядчика?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации заключили договор аренды помещения, в здании, управление которым поручено Управляющей организации. Арендатор и Управляющая организация заключили договор, в котором предусмотрено, что расходы за пользование общим имуществом ложатся на арендатора. Тем не менее, в договоре аренды стороны не указали, что бремя нести данное расходы ложится на арендатора. Оплата данных счетов управляющей компании так и не была произведена и она обратилась к арендатору с требованием погасить задолженность. Арендатор отказался производить оплату. Мотивировав свой отказ тем, что в договоре аренды стороны не предусмотрели такой обязанности арендатора, следовательно, бремя расходов по пользованию общим имуществом лежит на собственнике.
Правомерна ли позиция арендатора?


Вопрос.  
     В ходе процедуры наблюдения в отношении организации-должника, по договору цессии кредитор должника передал уступку права требования другому лицу. Произведена замена кредитора правопреемником по заявлению последнего. Должник считает эти действия неправомерными, просит признать договор уступки права требования ничтожным, в связи с отсутствием письменного согласия временного управляющего на заключение директором данного общества договора уступки права требования.
Может ли позиция должника быть признана правомерной?


Вопрос.  
     В случае, когда в ходе процедуры наблюдения в отношении организации-должника, по договору цессии кредитор должника передал право требования другому лицу, но при этом отсутствовало письменное согласие временного управляющего на заключение директором организации-кредитора договора уступки права требования с , в связи с чем должник посчитал эти действия неправомерными и попросил признать договор уступки права требования ничтожным, позиция должника не может быть неправомерной, так как если  договор уступки права требования, заключенный в ходе процедуры наблюдения, временным управляющим в судебном порядке не оспорен, то у
суда не будет оснований для признания указанного договора ничтожной сделкой.
 
Обоснование: В силу пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
  В соответствии с пунктом 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.
В соответствии с пунктом 2 статьи 64  Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – Закон №127-ФЗ)  органы управления должника могут совершать исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом, сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок, связанных с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требования, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника.
Согласно
абзацу 1 пункта 1 статьи 66 Закона № 127-ФЗ временный управляющий вправе предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок и решений, а также требований о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований, установленных статьями 63 и 64 названного Закона.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте "д" информационного письма от 14.04.2009 N 129 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснил, что оспоримыми являются предусмотренные пунктом 2 статьи 64 Закона о банкротстве сделки, которые были совершены органами управления должника без согласия временного управляющего.
В соответствии с пунктом 30 Постановлением Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63"О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" согласно статье 61.9 Закона №127-ФЗ заявление об оспаривании сделки по правилам главы III.1 данного закона может быть подано в суд внешним управляющим или конкурсным управляющим. В связи с этим заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 и 61.3 Закона №127-ФЗ может быть подано только в процедурах внешнего управления или конкурсного производства. Указанным постановлением судам предписано учитывать, что Закон № 127-ФЗ также предусматривает возможность оспаривания сделок, совершенных в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления, по специальным основаниям (в частности, абзац второй пункта 1 статьи 66, пункт 5 статьи 82 и абзац седьмой пункта 4 статьи 83 Закона №127-ФЗ).
По указанным специальным основаниям сделки могут быть оспорены в ходе соответствующих процедур по правилам главы III.1 Закона № 127-ФЗ в деле о банкротстве.
Совершенные в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления сделки также могут быть впоследствии оспорены по указанным специальным основаниям по правилам главы III.1 Закона № 127-ФЗ в процедурах внешнего управления или конкурсного производства.
В таком случае, если договор уступки права требования, заключенный в ходе процедуры наблюдения, временным управляющим в судебном порядке не оспорен, то он не может быть признан ничтожной сделкой.
С учетом сформировавшейся судебной практики,  данную точку зрения поддерживает и правоприменитель. Постановлением ФАС Северо-Западного округа от 28.07.2011 по делу N А56-14106/2010 обязал отменить судебные акты нижестоящих судов и направить на новое рассмотрение, так как договор уступки права требования, заключенный в ходе процедуры наблюдения, временным управляющим в судебном порядке не оспорен, и при таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не вправе был признавать указанный договор уступки права требования ничтожной сделкой.
Таким образом, если судом установлено, что исполнение судебного акта по делу является надлежащим, а договор уступки права требования,  заключенный в ходе процедуры наблюдения, временным управляющим в судебном порядке не оспорен, суд не вправе признавать указанный договор уступки права требования ничтожной сделкой.


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организацией и органом местного самоуправления был заключен договор водопользования на один год, в соответствии с условиями которого, последнее предоставило истцу в пользование водный объект. В условиях договора стороны указали, что плата за пользование водным объектом вносится каждый месяц не позднее 15-го числа месяца, следующего за истекшим платежным периодом. Изменение размера платы  или ее перерасчет оформляется подписанием дополнительного соглашения. После окончания действия договора (последний день месяца), 3 числа следующего месяца организация направила проект дополнительного соглашения об изменении цены за последний месяц действия договора, в связи с уменьшением объема забора водных ресурсов в предыдущем месяце. Орган местного самоуправления отказался его подписывать, так как срок действия договора окончен, а в договоре стороны закрепили, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору
Правомерна ли позиция органа местного самоуправления?


Вопрос.  
     Организация занимает по договору аренды нежилое помещение в многоквартирном доме, управление которым осуществляет управляющая компания. Однако между организацией и управляющей компанией не заключен договор по управлению многоквартирным домом. Организация отказывается вносить платежи за пользование общим имуществом, возложенных на нее договором аренды, мотивируя свою позицию тем, что между ней и управляющей компанией отсутствует договор по управлению многоквартирным домом, в котором стороны могли бы согласовать соответствующие платежи и которое бы породило основание обязанности по уплате таких платежей.
Правомерна ли позиция организации?


Вопрос.  
     Подрядная организация "А" произвела работы Заказчику - "Б" на сумму 15 000 000 руб. в июле 2010 г.
04.10.2010 стороны заключили договор уступки прав требования. По этому договору сторона "Б" передает стороне "А" право на получение результата инвестиционной деятельности в отношении площади в жилом доме - квартиры, стоимостью 11 500 000 руб. Сдача дома в мае 2012 г.
07.10.2010 стороны подписали Соглашение о зачете требований по оплате подрядных работ на сумму 11 500 000 руб., в том числе НДС - 1 754 237,29 руб. Разница между стоимостью оказанных услуги и переданного права на квартиру была перечислена организацией "Б" на расчетный счет "А".
После сдачи дома организация "А" планирует передать своим контрагентам квартиру в счет погашения задолженности.
Каковы налоговые последствия у организации "А"?


Вопрос.  
     Индивидуальный предприниматель заключил с организацией договор, в соответствии с которым организация обязуется передать предпринимателю продукцию, а он обязуется продать ее по цене, указанной в накладной. В соответствии с условиями договора за продажу продукции организация уплачивает предпринимателю вознаграждение, а продукция является собственностью организации до момента ее реализации. Нереализованная продукция подлежит возврату. Однако индивидуальный предприниматель за свой счет и от своего имени осуществляет предпринимательскую деятельность по реализации продукции, несет все расходы по договору. Организация просит разъяснить, будет ли данный договор агентским либо договором поставки.


Вопрос.  
     Между организацией-работодателем и гражданином был заключен договор, в котором не было уточнено наименование договора и сторон договора, однако были определены вид поручаемой работы, срок выполнения, порядок оплаты работы и стоимость выполняемых работ. Приказ (распоряжение) о приеме на работу гражданина и трудовая книжка организацией не оформлялись, условие о соблюдении внутреннего трудового распорядка договор не содержал. В то же время в соответствии с указанным договором гражданин подлежал обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. При выполнении указанных в договоре работ на территории организации-работодателя с гражданином произошел несчастный случай, в результате которого был причинен легкий вред его здоровью. Комиссией по расследованию указанного несчастного случая он был квалифицирован как несчастный случай на производстве с оформлением соответствующего акта о несчастном случае на производстве. Как в указанном случае следует квалифицировать названный договор? Применимы ли к нему положения трудового законодательства?


Вопрос.  
     Две организации намерены заключить договор транспортной экспедиции, в соответствии с которым экспедитор обязуется доставить груз от поставщика к заказчику на автомобиле. Отдельным пунктом договора стороны предусмотрели, что в случае вооруженного нападения на автомобиль экспедитор освобождается от ответственности. Каким документом должно быть подтверждено вооруженное нападение на автомобиль - постановлением о возбуждении уголовного дела или же вступившим в законную силу приговором суда?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организация (ООО) и организация (ЗАО) заключили договоры на поставку товара. Согласно договору организация (ООО) должна была поставить товар организации (ЗАО). Административным органом была проведена проверка организации (ООО) по соблюдению валютного законодательства. В ходе проверки административным органом было установлено, что подтверждающие документы и справку о подтверждающих документах организация (ООО) представила в банк с нарушением установленного срока, справки о поступлении валюты по другой валютной операции в том же месяце также представила с нарушением установленного срока. В результате проверки административным органом были вынесены два постановления о привлечении организации (ООО) к административной ответственности, предусмотренной ч. 6 ст. 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) ("Несоблюдение установленных порядка или сроков представления форм учета и отчетности по валютным операциям, нарушение установленного порядка использования специального счета и (или) резервирования, нарушение установленных единых правил оформления паспортов сделок либо нарушение установленных сроков хранения учетных и отчетных документов или паспортов сделок"). Организация, не согласившись с вынесенным постановлением о нарушении срока представления справки о поступлении валюты, обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным, указав, что несоблюдение сроков представления справки о поступлении валюты в банк по другой валютной операции в одном месяце исключает привлечение к ответственности, следовательно, постановление подлежит отмене. Является ли позиция организации правомерной?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
     Правомерна ли передача исключительного права на использование коммерческого обозначения в течение определенного срока в соответствии с лицензионным договором, если этот договор предусматривает только передачу непосредственно исключительного права на коммерческое наименование, а предприятие, для индивидуализации которого применяется данное обозначение, не передается в пользование лицензиату и какие-либо договоры, закрепляющие эту передачу, отсутствуют?


Вопрос.  
     Индивидуальный предприниматель заключил с организацией договор, в соответствии с которым организация обязуется передать предпринимателю продукцию, а он обязуется продать ее по цене, указанной в накладной. В соответствии с условиями договора за продажу продукции организация уплачивает предпринимателю вознаграждение, а продукция является собственностью организации до момента ее реализации. Нереализованная продукция подлежит возврату. Однако индивидуальный предприниматель за свой счет и от своего имени осуществляет предпринимательскую деятельность по реализации продукции и несет все расходы по договору. Организация просит разъяснить, будет ли данный договор агентским либо договором поставки.


Вопрос.  
     Между организацией (подрядчик) и предприятием (заказчик), в лице его филиала, подписан договор на выполнение подрядных работ. Акт приемки работ подписан от имени заказчика заместителем руководителя филиала предприятия без соответствующих полномочий, поскольку в соответствии с п. 3 ст. 55 Гражданского кодекса Российской Федерации руководители филиалов действуют на основании доверенности юридического лица. Таковая имелась у руководителя филиала предприятия, и она предусматривала возможность передоверия руководителем предоставленных ему полномочий другим сотрудникам филиала, но на момент заключения договора подряда доверенность заместителю руководителя, подписавшему акт приемки работ и смету, не выдавалась. Впоследствии заказчик сослался на то, что акт приемки работы не является в указанной ситуации документом, влекущим возникновение у сторон по договору подряда гражданских прав и обязанностей. Является ли данная позиция правомерной?
 


Вопрос.  


Вопрос.  
     Организации заключили договор на оказание услуг по предоставлению крана и управлению им при разгрузке товаров. Заказчик не оплатил оказанные услуги, отметив, что фактически они не были оказаны. Исполнитель потребовал оплаты своих услуг на основании рапортов о работе крана, подписанных сторонами и содержащих ссылку на указанный договор. Правомерно ли требование исполнителя, если договор прямо не предусматривает подтверждение оказанных услуг посредством подобного сменного рапорта?


Вопрос.  
     По договору поставки, заключенному между организациями, покупателю передана партия растворимого кофе. Договором поставки определены марка растворимого кофе, количество товара, сорт кофе, а также натуральный характер происхождения. Содержание кофеина в передаваемом товаре договором не определено. Договором установлена обязанность покупателя проверить качество товара и оплатить его в течение 3 дней. По прошествии установленного срока покупатель обратился к поставщику с требованием заменить поставленный товар ввиду отсутствия в нем кофеина, что прямо указано на упаковке растворимого кофе. Факт отсутствия кофеина в растворимом кофе, по мнению покупателя, явно свидетельствует о его ненадлежащем качестве по данному договору, так как в данном случае поставленный товар является продуктом, производным от кофе, а не кофе как таковым, то есть не натуральным кофе. Правомерно ли требование о замене поставленного товара?


Вопрос.  
     Между организацией-резидентом (покупатель) и организацией-нерезидентом (поставщик) был заключен контракт на поставку товаров. По условиям контракта отгрузка должна быть произведена в течение 10 дней с момента получения полной оплаты. Был оформлен паспорт сделки. В паспорте сделки содержались все необходимые сведения, также была указана дата завершения исполнения обязательств по контракту. В заключенном контракте также отсутствовало указание на возможное нарушение срока поставки. Организацией-нерезидентом товар был поставлен за пределами даты завершения исполнения обязательств, указанной в паспорте сделки. При этом организация-резидент исполнила свои обязанности в срок. Должна ли организация-резидент переоформлять паспорт сделки в случае ненадлежащего исполнения поставщиком обязательств?
 


Вопрос.  
     По договору поставки, заключенному между организациями, покупателю поставщиком поставлена партия крупного рогатого скота. Основным требованием к указанному скоту является проведение вакцинации данных животных от инфекционных заболеваний. Уплата покупателем суммы по договору отложена на 30 дней с момента поставки животных, вакцинация производится за счет средств поставщика. Вакцинация была проведена надлежащим образом, о чем имеются соответствующие заключения ветеринара и квитанции об оплате вакцинации, имеются также справки о надлежащем состоянии здоровья животных. После поставки данных животных в течение 8 дней произошел массовый падеж скота по причине инфекционного заболевания. Покупатель потребовал от поставщика возместить ему стоимость погибших животных, так как фактически момент передачи скота еще не наступил ввиду отсутствия оплаты и скот фактически является собственностью поставщика. В момент передачи покупателю скот был осмотрен ветеринаром - работником покупателя. Правомерна ли позиция покупателя?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Между организациями заключен договор поставки, в соответствии с которым организация А (поставщик) обязуется поставить организации Б (покупатель) товары ограниченные в обороте, и продажа которых осуществляется только на основании лицензии (оружие). По условиям договора организация Б (покупатель) перечислила поставщику сумму аванса. Впоследствии, до поставки товара, уполномоченный орган отозвал лицензию организации А (поставщик) ввиду нарушения ей норм законодательства. Организация Б (покупатель) обратилась к поставщику с требование о выплате неосновательного обогащения в сумме уплаченного аванса, на что был дан отказ, основанный на том факте, что неосновательного обогащения не имеется, так как аванс был получен в рамках заключенного договора. Правомерен ли отказ от выплаты аванса?


Вопрос.  
     Между Управлением ПФ РФ и банком был заключен договор о порядке доставки пенсий и других выплат банком. В соответствии с договором  Управление ПФ РФ перечисляет на счет банка суммы пенсий и других выплат, а банк доставляет данные суммы путем их зачисления на счет пенсионера либо другого лица, указанный в доставочном документе клиента.
Между банком и физическим лицом  - пенсионером был заключен кредитный договор. Во исполнение кредитных обязательств заемщика по распоряжению заемщика банк осуществлял погашение кредита путем списания с ее банковского счета определенной суммы.
Управление ПФ РФ, не располагая сведениями о смерти физического лица – пенсионера перечислило пенсию на ее счет в банке. Банк, также, не располагая сведениями о смерти пенсионера (отсутствие родственников, которые могли бы сообщить о смерти заемщика), списал в счет погашения кредита часть денежных средств, поступивших на счет.
По получении сведений о смерти Управление ПФ РФ обратилось в банк с требованием о возврате зачисленных на счет умершего пенсионера денежных средств.
В связи с неисполнением требования банка Управление ПФ РФ обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащение.
Банк в своем отзыве на заявление, указал, что на дату списания денежных средств в счет погашения кредита не знал о смерти заемщика, в связи с чем у него отсутствует неосновательное обогащение.
Правомерна ли позиция банка?


Вопрос.  
     Между организация подписан договор, согласно условиям которого, организация-исполнитель осуществляет деятельность по производству, распространению и продаже бумажных носителей, покрытых специальной стираемой смесью, скрывающие извещение о выигрыше, а организация-заказчик оплачивает услуги исполнителя, а также выплату выигрыша лицам, купившим данные бумажные носители.
Является ли деятельность, осуществляемая организацией-исполнителем, проведением лотереи?
Является ли организация-исполнитель распространителем лотерейных билетов?


Вопрос.  
     Организации, занимающейся проведением для клиентов развлекательных мероприятий, с проведением номеров с животными, организацией-поставщиком передана партия птиц. Договором порода птиц не определена, сумма уплачена поставщику полностью, в соответствии с договором. Одним из условий договора является проведение покупателем ветеринарного осмотра поставленных птиц, с целью определения их состояния здоровья. После проведения данного осмотра специалистом было установлено, что данные птицы принадлежат к породе, занесенной в Красную книгу. На основании данного заключения, покупатель потребовал вернуть уплаченную сумму, ввиду того обстоятельства, что реализация данных птиц является незаконной. Поставщик отказался от возврата уплаченной суммы, мотивировав это тем, что не мог предполагать о породе передаваемых птиц, ввиду чего он исполнил свои обязательства надлежащим образом. Правомерен ли отказ поставщика от возврата уплаченной суммы?


Вопрос.  
     Организация (далее - поставщик), осуществляющая торговлю живой рыбой, заключила с покупателем договор поставки данного товара, способ доставки по которому не определен.  Поставщик передал рыбу перевозчику, предоставляющему услуге перевозки автомобильным транспортом, выбрав в качестве емкости для перевозки цистерны для питьевой воды. При доставке груза, рыба была конфискована у перевозчика органами Роспотребнадзора России, так как емкость, в которой находилась живая рыба, не соответствовала установленным нормам СанПиН 2.3.4.050-96 2.3.4. Покупатель оплатил стоимость товара и доставки. Покупатель предъявил поставщику требование о возмещении понесенных расходов, на что поставщик ответил отказом, сославшись на виновные действия перевозчика. Правомерен ли отказ поставщика от возмещения понесенных покупателем расходов?


Вопрос.  


Вопрос.  
     Две организации намерены заключить договор транспортной экспедиции, в соответствии с которым экспедитор обязуется доставить груз от поставщика к заказчику на автомобиле. Отдельным пунктом договора стороны предусмотрели, что в случае вооруженного нападения на автомобиль, экспедитор освобождается от ответственности. Каким документом должно быть подтверждено вооруженное нападение на автомобиль, постановлением о возбуждении уголовного дела или же вступившем в законную силу приговором суда?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
          Обществу принадлежит на праве собственности железнодорожные пути необщего пользования. Общество отказало организации в заключении договора на подачу и уборку вагонов с грузами, пребывающих в адрес организации, так как у организации отсутствует соответствующая инфраструктура для принятия грузов и их складирования, у общества при этом соответствующая инфраструктура также отсутствует. Вправе ли организация требовать заключения указанного договора, обосновывая свои требования тем, что для общества заключение договора является обязательным?


Вопрос.  
          Договор на управление многоквартирным домом был заключен в порядке частей 4 и 5 статьи 161 ЖК РФ. На собрании собственников принято решение о расторжении договора с управляющей компанией по истечении года со дня его заключения. Однако за 30 дней до прекращения договора управляющая организация отказалась предъявлять техническую документацию, сославшись на то, что при отсутствии заявления стороны о прекращении договора по окончании срока его действия, договор считается продленным. Правомерны ли действия организации?


Вопрос.  


Вопрос.  
          Государственным унитарным предприятием (ГУП) проведен конкурс по отбору аудиторской компании для осуществления обязательного аудита. Его устав не предусматривает наделения его функциями государственного заказчика. Финансирование конкурса осуществляется предприятием за счет собственных средств. Согласно протоколу заявок к участию допущен один участник, в связи с чем конкурс был признан несостоявшимся. На предложение участника заключить договор оказания аудиторских услуг предприятие ответило отказом. Правомерен ли отказ?


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  


Вопрос.  
          Строительная компания заключила с индивидуальным предпринимателем агентский договор, по которому гражданин был обязан от своего имени заключать договоры продаж квартир в домах, которые строительная компания была намерена построить, получить по данным договорам денежные средства в счет оплаты квартир и передать их строительной компании за вычетом агентского вознаграждения. Гражданин исполнил свои обязательства по договору агентирования. Строительная компания к строительству не приступила. Какая ответственность предусмотрена в этом случае?


Вопрос.  


Вопрос.  
          В соответствии с договором поставки организация-продавец была обязана поставить товар в определенный срок, а организация-покупатель - произвести выборку последнего. В течение разумного срока покупатель не произвел выборку товара, и продавец потребовал оплатить товар. Покупатель возразил, что продавец не направил ему уведомление о готовности товара к выборке. При этом данный вопрос никак не был урегулирован договором. Правомерно ли требование продавца?


Вопрос.  


119034,Москва
Пречистенка, д. 40/2, стр .3, оф. 110,

Rambler's Top100